Семьям с низкими доходами не позволят загнать себя в долговую яму

Власти взялись упорядочить данные бюро кредитных историй и за счет этого хотя бы частично решить проблему закредитованности населения.

Анализ данных бюро говорит, что среди тех, кто все же взял кредит, проблемы испытывают в основном охранники, учителя, транспортники, то есть те, чьи доходы всегда были невысокими. Растет и доля спонтанных покупок на заемные средства. Бороться с этим будут в первую очередь предупреждающими мерами.

В России ведется кредитная история граждан, которая отталкивается от комплекса личных данных — фамилия, имя, отчество, номер паспорта и так далее, но порой случается, что изменения этих параметров (иногда сознательно, мошенниками) не позволяют сказать наверняка, что перед будущим кредитором стоит тот же самый человек, а отсутствие данных о кредите есть только в одном бюро. Это особенно важно при решении проблемы закредитованности граждан и возможности манипулировать (читай — скрывать) данными о долговой нагрузке, в связи с чем сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, который введет единый идентификатор каждого кредитного договора. Будет уже не важно, в каком именно кредитном бюро хранится история (их в России несколько).

С июля 2014 года, кроме банков, все микрофинансовые организации также обязаны передавать информацию о займах в бюро кредитной истории, поэтому микрозаймы с принятием новых поправок также получат уникальный номер, говорит руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов. То же самое с договорами, заключенными с кредитно-потребительскими кооперативами. Что касается ломбардов, то они не обязаны передавать сведения в бюро, но на практике это делают, уточняет юрист.

Реклама

В России около 40 миллионов россиян пользуются заемными деньгами, однако из них обслуживать на 100 процентов свои обязательства по договорам с банками могут лишь около восьми миллионов, привел статистику Банка России депутат Евгений Шулепов из Комитета Госдумы по финансовому рынку на первом чтении законопроекта. «Мы фактически этим проектом закона защищаем граждан от них самих, — считает заместитель министра финансов Алексей Моисеев. — Потому что некоторые граждане, к сожалению, склонны набирать больше кредитов, чем они могут обслуживать». У участников рынка будет полгода на то, чтобы приготовиться к внедрению нового механизма идентификации, затем в течение года все кредиты получат идентификаторы. Член Комитета Госдумы по финансовому рынку Алексей Изотов обратил внимание, что технически для вступления в силу поправок Банку России предстоит разработать механизм присваивания этого уникального номера. Ключевое, второе чтение законопроекта состоится не ранее декабря, когда поступят поправки.

Что лучше — воспитывать культуру обращения с заемными деньгами или позволить человеку пройти через кризис заимствований, чтобы он сам обучился финансовой грамотности, однозначно сказать сложно. «Мой опыт показывает, что применительно к суверенам (государствам. — Прим. ред.) чаще всего работают механизмы, связанные с попаданием в так называемые долговые ловушки с преодолением кризиса. И только потом появляется класс управленцев, которые действительно ведут разумную, осторожную кредитную политику», — высказался на этот счет заместитель министра финансов Сергей Сторчак, курирующий в ведомстве, в частности, вопросы госдолга и национальный проект по финансовой грамотности.

Сейчас показателей, исходя из которых делается оценка уровня долговой нагрузки населения, два. Это текущая нагрузка (PTI), которая рассчитывается как соотношение ежемесячного платежа по всем действующим кредитам к среднемесячному доходу, и долговременная долговая нагрузка (DTI), которая показывает уровень зависимости домохозяйства от кредитов в будущем и рассчитывается как остаток долга по всем кредитам к годовому доходу.

Чем больше «коротких» кредитов набрал гражданин (например, микрозаймов), тем большее влияние они оказывают на показатель PTI. При этом если грамотно пользоваться такими средствами и возвращать их в срок, то на показатель DTI влияние минимально. Если же заемщик оступился и это привело к перекредитованию, то долговременная долговая нагрузка существенно ухудшается, говорит директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков. Здесь единственно возможным разрешением от долгового бремени выступает процедура банкротства физлица, считает эксперт.

Иное влияние на долговую нагрузку оказывает «длинный» целевой кредит, взятый в банке. Речь, например, об ипотеке. Это серьезная инвестиция во что-то конкретное, долгосрочного пользования, но под относительно низкий процент. На PTI «длинный» целевой кредит оказывает слабое влияние, а на DTI, наоборот, высокое (мало что можно предсказать в части финансового самочувствия на горизонте 5-15 лет).

Пожалуй, самые тяжелые на подъем кредиты — нецелевые, или потребительские, то есть на долгий срок, на большую сумму и под высокий процент. Хорошая новость в том, что PTI у граждан снижается.

Плохая — что резкое повышение ключевой ставки Банка России в конце 2014 года все еще дает о себе знать: тогда подскочили ставки по ипотеке, государство запустило программу софинансирования ипотечных кредитов для банков (2015-2017 годы), и к осени этого года в структуре задолженности населения наибольший вес приобрели «длинные» кредиты прежде всего по ипотеке. Как следствие, вырос DTI, следует из подсчетов НБКИ.

Доход каждого десятого заемщика — до 15 тысяч рублей в месяц, а их долговая нагрузка превышает 30 процентов. Нельзя сказать, что треть — это критически значимая величина, обращает внимание Алексей Волков. По его словам, действительно критически влияет на настроения и комфорт проживания выплата половины дохода. Но прослойка населения с доходом ниже 15 тысяч рублей требует отдельного внимания, так как эти люди больше всего рискуют, они же привлекают наибольшее внимание банков при расчете рисков кредитования и регулятора в лице ЦБ в части расчета нормативов для банков. Эти меры больше носят превентивный, то есть предупреждающий характер. «Текущая ситуация не вызывает особой тревоги здесь и сейчас, но потенциально именно этот сегмент (с низкими доходами. — Прим. ред.) является самым сложным», — уверен Волков. Среди всех заемщиков доля тех, у кого PTI превышает 60 процентов, составляет 6,5 процента. Фактически эти люди одной ногой стоят в долговой яме. Волков называет это преддефолтным состоянием.

В международной практике, если суверен довел до 25 процентов соотношение суммы выплат по процентам по заимствованиям к доходу бюджета, то империя рушится, предупреждает Сергей Сторчак. Причина в том, что столь высокая долговая нагрузка превышает совокупные расходы на оборону. По словам Сторчака, например, у США PTI составляет чуть более 15 процентов, в то время как безопасным для бюджета считается показатель в размере десяти процентов (такое ограничение закладывает в расчеты Минфин РФ).

Вне зависимости от того, кто берет кредит — суверен или физлицо, надо быть прагматиком: дайте ответ на вопрос, нужна ли вам та вещь, ради которой вы планируете обратиться за кредитом. Например, в рамках G20 страны, получающие льготы по заимствованиям, в течение нескольких лет после этого вновь наращивали непосильные обязательства перед кредиторами, в связи с чем были разработаны и утверждены принципы ответственного поведения кредиторов и суверенных заемщиков, говорит Сторчак. Даже здесь важны стандартные принципы, трафарет которых физлицо может самостоятельно наложить на собственное финансовое состояние: наличие «подушки безопасности», оценка своих будущих возможностей, а также умение пользоваться методами снижения долговой нагрузки (например, рефинансированием).

Источник: Российская газета