Пособие по безработице может вырасти вдвое

Рост безработицы в России вынуждает государство искать механизмы защиты уволенных работников. Один из них — возвращение к системе страхования от безработицы — имеет право на существование, но, по мнению экспертов, ответственность должна возлагаться не только на работодателя, но и на самого работника в соотношении 50х50. Это даст возможность увеличить пособия по безработице вдвое уже в течение одного-двух лет.

Предложенное Минтрудом РФ возвращение к системе страхования от потери работы, существовавшей до 2001 года, выглядит одним из действенных элементов системы решения этой проблемы, считают эксперты. С учетом того, что, по данным министерства, за неделю с 22 февраля по 1 марта безработица выросла на 0,2% до 929 729 человек, а в январе-начале февраля она росла на 1-1,5% в неделю, государству следует обратить внимание на эту ситуацию.

Сейчас мы можем наблюдать временное и незначительное снижение уровня безработицы, однако по итогам 2017 года уже возможен некоторый рост этого показателя, прогнозирует вице-президент «ОПОРЫ России» Наталья Ушакова. «В 2018-2019 годах тренд продолжится — это можно предположить по данным ежемесячных опросов объединений работодателей и профсоюзов в интересах российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (РТК). Так, в феврале 67% работодателей сообщили о нежелании открывать новые рабочие места, а 43% — о намерении сократить персонал. Только на «АвтоВАЗе» планировали в феврале сократить 700-800 человек. Таким образом, безработица будет расти на полпроцента — процент в месяц», — рассказала она.

Кроме того, по данным мониторинга за ситуацией на рынке занятости примерно треть работодателей уже отправили сотрудников в неоплачиваемые отпуска или сократили рабочее время, поэтому можно предположить, что скрытая безработица окажется еще выше, добавила эксперт.

Реклама

В этой ситуации Минтруд предложил вернуться к системе страхования от безработицы, существовавшей в РФ до 2001 года. По мнению главы Минтруда Максима Топилина, для реализации модели необходимо отчислять 1% из фонда оплаты труда в виде страховых взносов.

БЕДНЫЕ И БЕЗРАБОТНЫЕ

На пособия по безработице сегодня, отметил Топилин, выделяется 40 млрд рублей в год. В случае установления страховых взносов, уточнил он, в бюджете бы появилось порядка 200 млрд рублей. Однако переход на модель страхования Топилин считает возможным не раньше 2020-2022 годов.

Социальную защищенность временно безработных в настоящее время эксперты оценивают скептически. «По шкале от 1 до 5 я бы оценила на 2,5, — рассуждает профессор кафедры страхования и управления рисками РЭУ им. Г.В.Плеханова Юлия Финогенова. — Если работник не встал на учет в службу занятости в течение года с момента увольнения, то он имеет право на минимальное пособие в размере 850 рублей. Если до года — то расчет пособия идет, исходя из средней зарплаты на последнем месте его работы (за первые 3 месяца пособие составляет 75% от зарплаты, затем четыре месяца — в размере 60%, и еще 5 месяцев — 45%). Причем, независимо от средней зарплаты, размер пособия ограничен 4,9 тыс. руб. в месяц», — напомнила она.

На протяжении последних восьми лет размер минимального пособия не индексировался. Это означает, что с каждым годом минимальная покупательная способность пособий по безработице катастрофически снижается, учитывая динамику роста индекса потребительских цен.

Если государство займется поддержкой безработных, то есть все шансы увеличить размер пособия до прожиточного минимума (с поправкой на инфляцию) уже в 2018-2019 годах, уверена Ушакова. В настоящее время прожиточный минимум в России составляет 9889 рублей на душу населения.

ПОДЕЛИТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПОРОВНУ

«Ни в одной из стран ЕС, например, пособие по безработице не финансируется только за счет бюджетных средств. По своей сути это пособие должно состоять из двух частей: первая — страховая, направленная на возмещение утраченного дохода тем, кто ранее работал и осуществлял взносы, и вторая — государственное пособие, финансируемое из бюджета, направленное на защиту от бедности. Помимо этого, размер страхового взноса должен быть достаточным, чтобы покрывать программы повышения квалификации временно безработных и помогать им в поиске нового места работы», — считает Финогенова.

Подобная система действует и в других странах. Например, в Германии страхование от безработицы финансируется за счет страховых взносов, которые делают работники и работодатели (по 3,25% от номинальной заработной платы работника). Максимальная заработная плата, при которой необходимо платить взносы на страхование от безработицы и пенсионное страхование, составляет 54 тысячи евро в год. В США работодатель выплачивает 6,2% с первых 7 тысяч долларов, заработанных каждым работником в текущем календарном году.

Согласно Конвенции МОТ № 102 и Европейским кодексом социального обеспечения размер пособия по безработице должен составлять не менее 45% заработка, а при наличии иждивенцев — этот размер может доходить до 65%, напомнила Финогенова. Так, в Германии на сегодняшний день размер пособия — 60-58% от последней зарплаты (порядка 1,5 тысяч евро), в США — до 50% последнего оклада, но не более 2700 долларов в месяц.

По мнению Финогеновой, только за счет бюджетных средств такой размер пособия в России не получится обеспечить, поэтому необходимо активно вовлекать к решению этой острой социальной проблемы как работодателей, так и самих работников.

Отчисления 1% из фонда оплаты труда в виде страховых взносов она считает достаточным. При этом работодатели в качестве преимущества получат повышение квалификации увольняемых сотрудников за счет взносов. Нагрузка на работодателя, считает Финогенова, будет приемлемой, например, при разделении выплат между работодателем и работником 50 на 50. Кроме того, страховой принцип значительно удобнее для работодателя, по сравнению с обязательством осуществить выплату после сокращения, равную зарплате работника за два-три месяца.

Для работников это будет легко объясняемый возмездный платеж, направленный на повышение их финансовой безопасности. Если размер взноса установить на уровне 0,5%, то он не сильно увеличит налоговую нагрузку на их доходы, и не должен вызвать дополнительных вопросов, уверена Финогенова.

ДОБРОВОЛЬНОЕ СТРАХОВАНИЕ

Однако, по мнению Ушаковой, одним повышением фискальной нагрузки на бизнес проблему не решить — ставки страховых взносов сейчас достаточно высоки, и их повышение может привести лишь к уходу бизнеса «в тень» и стагнации экономики.

В настоящее время организации отчисляют 30% страховых взносов от фонда оплаты труда (ФОТ) своих сотрудников, из которых 22% идут в Пенсионный фонд России (ПФР), 5,1% в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС) и 2,9% — в Фонд социального страхования (ФСС). В рамках разрабатываемого властями «налогового маневра» для оживления экономики после 2018 года рассматривается, в частности, снижение ставки страховых взносов до 21-22%.

Как считает Ушакова, возможно лучше рассматривать опыт США, где существует добровольное страхование от потери работы — работники сами обеспечивают себе страховое покрытие в размере, который зависит от уровня зарплаты и рисков возникновения безработицы, связанных, в том числе, с профессиональной компетенцией самого работника. При наступлении страхового случая они получают выплаты, позволяющие поддерживать привычный уровень жизни и оплачивать кредиты (например, ипотечные).

Однако быстрый переход к такой системе вряд ли возможен, поэтому следует задуматься об изменении существующих механизмов поддержки безработных — нередко выплаты получают те, кто практически всю жизнь не работал. Пособия должны стать больше, поскольку сейчас их уровень крайне низок, но при этом выплачиваться тем, кому они действительно нужны.

Реклама

При этом помощь должна быть не просто денежной, а комплексной — начиная от консультации психолога, профориентирования и заканчивая повышением трудовой мобильности, подчеркивают эксперты.

Источник: Прайм