Почему рубль стал самой недооцененной валютой в мире

Журнал The Economist, который высчитывает так называемый «индекс Биг Мака», счел рубль самой недооцененной валютой мира, следует из нового выпуска индекса. В России бутерброд стоит 110,17 рубля (или 1,65 доллара) в то время как в США — 5,58 доллара (или 373 рубля). Таким образом, рубль, согласно обнародованным в пятницу подсчетам, недооценен к доллару на 70,4%. Год назад, в январе 2018 года недооценка составляла 57%.

Подсчет индекса основывается на теории о паритете покупательной способности, согласно которой курсы валют должны выравниваться в соответствии с ценами на идентичные продукты в разных странах. За «условную единицу» принят Биг Мак, поскольку рецепт его везде одинаков. Таким образом, разница в цене бутерброда показывает, насколько валюта недооценена или переоценена.

Традиционно большинство валют относительно доллара недооценены, исключение составляют лишь швейцарский франк, норвежская и шведская кроны. Так, в Швейцарии бургер стоит 6,5 франка (6,7 доллара), что на 18,7% больше, чем в США.

ГЕОПОЛИТИКА И НЕ ТОЛЬКО

Реклама

Опрошенные «Прайм» эксперты полагают, что причины недооценки рубля лежат в плоскости геополитики и говорить о ней можно лишь относительно происходящего в мире. «Например, цена на нефть марки Brent за последний год снизилась на 11%, а рубль понес намного большие потери по отношению к доллару (-18%) за аналогичный период», — напомнил начальник отдела анализа банков и денежного рынка ИК «Велес Капитал» Юрий Кравченко.

Основная причина перепроданности отечественной валюты — геополитическая нестабильность и угрозы санкций, хотя были и другие важные факторы, повлиявшие на вышеуказанную динамику рубля, отметил он.

По словам замдиректора информационно-аналитического центра компании «Альпари» Анны Кокоревой, среди таких причин объективные экономические трудности, которые переживает Россия, а также переход ЦБ к политике таргетирования инфляции.

При этом объективно говорить, что именно рубль недооценен среди валют развивающихся рынков, не приходится. Все они оказались в 2018 году под давлением из-за общего снижения доверия к Emerging markets. Другое дело, что у некоторых игроков потери оказались меньшими – среди них, к примеру, индийская рупия, южноафриканский рэнд и бразильский реал.

Вместе с тем, есть и валюты, которые за последний год снизились и гораздо существеннее рубля из-за локальных финансовых кризисов. В числе таких валют, например, турецкая лира и аргентинский песо, отметил Кравченко.

ПЕССИМИСТИЧНЫЕ ПРОГНОЗЫ

Что касается наступившего года, то прогнозы экспертов относительно будущего рубля довольно пессимистичны. По мнению Кокоревой, оснований для роста российской валюты нет — геополитическая ситуация остается напряженной, возможны новые санкции. Цены на энергоносители по-прежнему низкие, и перспектив их роста аналитики пока не видят.

Кроме этого, большинство экспертов признают, что экономическая ситуация в стране в этом году будет ухудшаться. Ряд международных финансовых институтов понизил оценку экономического роста России, а роста инфляции выше, чем в 2018 году, ожидают и российские власти.

Рост рубля в текущем году был бы возможен при условии отсутствия новых санкций и замедления темпов ужесточения процентной политики ФРС. Однако, если второй фактор постепенно становится все более возможным, то вероятность первого фактора по-прежнему близка к нулю, рассуждает Кравченко.

ИЩИ, КОМУ ВЫГОДНО

При этом эксперты напоминают, что дешевый рубль выгоден бюджету, который получает доход от продажи нефти в долларах. Трудно было придумать более комфортную ситуацию, нежели осенью прошлого года, когда нефть была дороже 80 долларов за баррель, а доллар торговался выше 65 рублей. «Даже с учетом снижения цен на нефть за последние месяцы девальвация рубля в 2018 году позволяет чувствовать отлично доходам бюджета и основных экспортных предприятий, формирующих костяк экономики РФ», — указал представитель «Велес Капитал».

Действительно, слабый рубль выгоден производителям, работающим на зарубежных рынках, так как наши товары для иностранцев становятся дешевле и привлекательнее, таким образом, это позитивно влияет на торговый баланс и оборот.

С учетом экономической программы на ближайшие 6 лет, которую озвучил президент, налоговые поступления – это один из основных источников доходов бюджета. Спрос на государственные облигации упал, также возможны риски санкций в отношении ОФЗ, ситуация развивается таким образом, что в ближайшем будущем Россия вообще откажется от внешних заимствований, и в этом случае основная ставка будет на доходы от экспорта, которые облагаются налогом.

Стоит напомнить, что и резервные фонды, за счет которых экономике удалось продержаться с 2014 по 2017 годы, пусты и их необходимо пополнить. Пополняются они за счет тех самых сверхдоходов от продажи нефти и газа за рубеж. Более того, Минфин РФ убивает двух зайцев: покупая валюту на внутреннем рынке, он поддерживает и рубль в слабом состоянии и пополняет резервы.

Фактически и в слабом, и в сильном рубле есть плюсы и минусы для экономики, но для текущей ситуации слабый рубль выгоднее, как только ситуация начнет меняться в лучшую сторону, то правительство позволит рублю укрепиться. За бортом остается лишь население, которое в кризисной ситуации не воспринимается как инструмент, способствующий развитию экономики, делает вывод Кокорева.

Реклама

Источник: Прайм