КС поддержал залогодержателей в делах о банкротстве

Конституционный суд (КС) поддержал экономическую коллегию Верховного суда (ВС) в толковании положений Налогового кодекса (НК) об обложении НДС дохода от реализации имущества компаний-банкротов. Позицию ВС об освобождении от налога залогодержателя, к которому перешло имущество банкрота, пытался оспорить в интересах бюджета Арбитражный суд Алтайского края. Коллизия впервые возникла после реализации имущества ЮКОСа, где основным кредитором выступало государство, не заинтересованное в уплате НДС самому себе. КС вслед за ВС защитил интересы залогодержателей, крупнейшими из которых являются государственные банки, подтвердив тем нецелесообразность перекладывания НДС «из кармана в карман»

КС опубликовал определение по запросу Арбитражного суда (АС) Алтайского края, оспорившего конституционность действовавшего в 2011-2014 годах п. 4.1 ст. 161 НК: он обязывал покупателей—юрлиц при реализации имущества банкротов уплатить НДС. Поводом для спора послужила переуступка долгов ОАО «Новоалтайское хлебоприемное предприятие» компании ООО «Алтай-фито», которое оставило у себя после безуспешной попытки продажи заложенное банкротом оборудование стоимостью 21,5 млн руб. Возместить покупателю заявленный должником к вычету НДС в размере 3,3 млн руб. налоговая служба и арбитражные суды трех инстанций отказались. Но коллегия по экономическим спорам ВС 8 февраля 2016 года отменила эти решения и направила дело на новое рассмотрение, признав, что передающая заложенное имущество сторона «обязана исчислить сумму налога, а получающая — имеет право заявить ее к вычету». При этом ВС опирался на постановление пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) от 25 января 2013 года N11 «Об уплате НДС при реализации имущества должника, признанного банкротом».

Алтайские судьи с ВС не согласны. По их мнению, оспариваемые нормы НК получили неконституционное истолкование ВАС, позволяющее организации-банкроту при передаче предмета залога кредитору не вносить НДС в бюджет в связи с отсутствием средств, при этом залоговый кредитор получает по такой операции право на вычет налога. КС, однако, поддержал позицию высших судов, отметив, что оставление непроданного имущества банкрота залогодержателем за собой позволяет погасить часть обязательств должника, «что отвечает задачам конкурсного производства». А вменение залоговому кредитору обязанности уплатить за должника НДС в бюджет, минуя конкурсную массу, ставило бы эти задачи под сомнение и приводило бы к возложению на него дополнительного бремени, создавая риск его отказа принять предмет залога. «Такие последствия недопустимы»,— указал КС.

В решении отмечается, что до введения в 2011 году спорной нормы правила определения налоговой базы по НДС не давали оснований к лишению залоговых кредиторов права на вычет предъявленных им сумм НДС, а коллизию создало буквальное истолкование внесенной поправки (она в 2014 году была исключена). «Высшие суды согласованно внесли единообразие» в понимание спорной нормы с «учетом справедливого соотношения интересов», подтвердил КС.

Реклама

Как напомнила глава аналитической службы юрфирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова, до 2009 года таких проблем не было: НДС при реализации имущества должника-банкрота учитывался, но уплачивался после расчетов с кредиторами по реестру. В 2007 году в таком порядке уплачивался НДС по итогам реализации имущества ЮКОСа на многомиллиардные суммы. Основным кредитором ЮКОСа была ФНС, поэтому взимание НДС экономического смысла не имело: доход от реализации имущества ЮКОСа доставался государству. После дела ЮКОСа правила изменились: с 2009 года арбитражный управляющий стал обязан перечислять НДС, что обернулось громким делом Русь-банка, у которого арбитражный управляющий удержал сумму НДС с реализованного залога. В июне 2011 года президиум ВАС вынес решение в пользу банка, но после этого в НК была внесена оспоренная в КС норма.

«Проблема актуальна и по сей день: таких операций много, а суммы реализации бывают весьма велики»,— считает управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай. Он отметил, что КС четко отреагировал на то, что нормы НК и законодательства о несостоятельности находятся в очевидном противоречии: по НК государство всегда должно получать все налоги, а по закону о несостоятельности долги погашаются в определенной очередности и в пропорциональном размере.

Источник: Коммерсантъ