5 мая исполняется 200 лет со дня рождения Карла Маркса. О том, применимы ли сегодня выдвинутые им экономические постулаты и можно ли избежать краха, предсказанного Марксом капстранам, рассуждает врио директора института экономики Уральского отделения РАН доктор экономических наук Юлия Лаврикова.

Юлия Георгиевна, каково сегодня отношение к идеям Карла Маркса в среде ученых?

Юлия Лаврикова: Вы удивитесь, но лет пять назад мы снова стали обращаться к ним после почти тридцатилетнего забвения. Отправной точкой послужил кризис 2008-2009 годов, когда мир столкнулся с воздействием «финансовых пузырей» на экономику. Возникло понимание, что основой экономики являются все-таки производство и производственные отношения, а роль сферы услуг искусственно преувеличена. Именно об этом и говорил в свое время Маркс.

Да, жизнь показала, что его учение отчасти утопично. Мы создали в стране социализм, но к коммунизму так и не приблизились. Мы поняли, что справедливое распределение результатов труда невозможно, что полностью общественная собственность — это утопия, что отношения власти и подчинения неискоренимы. Но основные экономические законы, которые сформулировал Маркс, работают до сих пор.

Реклама

Он говорил о том, что капиталистическое производство движется через фазы кризиса, депрессии, оживления, подъема к новому кризису. Этот принцип работает?

Юлия Лаврикова: Да, если говорить о конъюнктурных циклах, длящихся 10-12 лет. Цикл смены технологического уклада (длинные кондратьевские волны) — 50-60 лет. Научно-технологический прогресс приводит к сокращению их длительности. Вполне можно утверждать, что для России в настоящее время идет наложение конъюнктурного кризиса (требуют изменения и расширения рынки сбыта и, соответственно, производство продукции и услуг) и технологического (необходимость перехода к цифровым платформам во всех сферах). Надо обязательно учитывать, что этот переход будет сопровождаться отмиранием и кардинальным изменением многих профессий. И Россия, и другие страны мира столкнутся с существенным спадом занятости и перераспределением капитала, о чем Маркс говорил еще в середине XIX века.

Государству следует ограничивать концентрацию капитала и регулировать размер заработной платы, который должен обеспечивать нормальный уровень жизни

Есть ли шанс этого избежать?

Юлия Лаврикова: Выход один — реализация мегамасштабных инвестпроектов. По этому пути идет Китай, поэтому и не ожидает роста безработицы в ближайшие 30 лет. Кстати, это единственная страна, которая сохранила верность идеям Маркса, но не догматическую, а диалектическую. Там умело сочетают и рыночные, и социалистические подходы в управлении страной. Честно говоря, меня такая последовательность восхищает. Что касается России, нам тоже нужно вкладываться в крупные проекты, особенно инфраструктурные. И здесь освоение Арктики могло бы сыграть ключевую роль. Недавно полпредство президента РФ и власти регионов УрФО, Уральское отделение РАН, Институт экономики, деловое и образовательное сообщества инициировали мегапроект «Арктический вектор Уральского созвездия». Его суть — полиформатное межрегиональное взаимодействие уральских промышленных центров и территорий освоения арктических ресурсов. Речь идет о подготовке кадров, развитии продовольственных рынков, экологических проектах и т.д. Столь масштабный проект даст импульс развитию экономики и обеспечит устойчивый спрос на продукцию уральских регионов.

Есть ли примеры современных предприятий, работа которых построена с учетом идей Маркса?

Юлия Лаврикова: Есть, но их немного. Взять хотя бы народные предприятия. Они воплощают ту самую идею общественной собственности на средства производства, появление которой предрекал Маркс. Но, судя по тому, что у нас в регионе осталось всего два таких предприятия и они испытывают трудности в развитии, эта форма коллективной собственности плохо приживается в России. Почему? С одной стороны, влияет сама природа капитала: он стремится к концентрации. А с другой — у нас не создано достаточных нормативных условий для существования таких предприятий.

Еще один постулат Маркса — интересы собственников средств производства и рабочего класса диаметрально противоположны. Сохраняется ли это противостояние?

Юлия Лаврикова: Безусловно. Теория трудовой стоимости капитала по-прежнему работает. Маркс говорил, что прибыль капиталиста возникает за счет дополнительной эксплуатации труда. Так и есть, ведь та зарплата, которую сегодня платят большинству трудящихся в России, не обеспечивает даже простого воспроизводства рабочей силы, то есть полноценного питания и отдыха работников, не говоря уже о возможностях развития человека. Поэтому противоречие, может, не в столь острой форме, сохраняется. Уровень концентрации капитала будет расти во всем мире, и это в своих работах предрекал Маркс.

Что же делать?

Юлия Лаврикова: Государству следует взять на себя роль справедливого арбитра, с одной стороны, ограничивая концентрацию капитала, а с другой — регулируя размер заработной платы, который должен не просто соответствовать прожиточному минимуму, а обеспечивать нормальный уровень жизни. В некоторых экономически развитых странах уже осознали это. К примеру, в Швеции, Финляндии государство берет на себя повышенные обязательства по социальному обеспечению людей. Это как раз то, о чем мечтал Маркс, рассказывая о коммунистической формации. Но, чтобы государство могло позволить себе такие повышенные обязательства, экономика страны должна быть процветающей. Можно, конечно, справедливо жить в бедности, но это не то, чего мы хотим.

Источник: Российская газета