Игра в белую: незаконный вывод средств из России сходит на нет

В России становится все сложнее выводить средства за границу: за пять лет клиенты банков стали в 20 раз меньше совершать незаконных операций по выводу денег, снизив показатель до 78 миллиардов рублей в 2017 году. Сокращается также и обналичивание средств: за пять лет более чем в 3,5 раза – до 324 миллиардов рублей.

Денежные купюры

Обналичке – нет. Кто рискует не получить у банка обратно свой вклад

Аналитики, опрошенные агентством «Прайм», говорят, что внушительное сокращение произошло благодаря ряду факторов, среди которых и оздоровительная реформа ЦБ, и рост объема расчетов с использованием карт и иных безналичных платежей, и установка онлайн-касс. По оценкам экспертов, в 2018 году тенденция только усилится: вывести деньги незаконным способом станет еще труднее. Зато будут расти объемы законных переводов, считают они.

Комплекс «обелительных» мер

Снижение объема сомнительных операций обеспечено за счет целого комплекса мер, которые затронули как банки, так и реальный сектор экономики, говорит начальник отдела валидации «Эксперт РА» Станислав Волков. «Среди них ужесточение требований к системам внутреннего контроля, повышение ответственности сотрудников банков за нарушения в этой сфере, борьба ФНС (Федеральная налоговая служба- прим.) с «однодневками», рост объема расчетов с использованием карт и иных безналичных платежей», — перечисляет он.

Реклама

Успехи в борьбе с незаконным выводом средств за рубеж связаны в первую очередь с массовым отзывом лицензий у ранее «работавших» в этом сегменте банков, говорит аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. По оценкам сотрудников самого ЦБ, в 2013 году косвенные признаки указывали на то, что деньги выводились примерно через 150 банков. «Сейчас этот канал фактически закрыт», — замечает он.

Объем обналичивания, по оценкам ЦБ, в 2013 году составлял около одного триллиона рублей в год и сейчас в реальном выражении снизился в три раза, добавляет он. «Здесь важнейшую роль сыграло сокращение теневого сектора экономики, что снизило спрос на обналичивание», — объясняет аналитик. Важнейшим фактором стало «обеление» розницы за счет развития федеральных продовольственных сетей, внедрение онлайн-касс, зачистки рынка нелегального алкоголя, рост популярности электронных платежей, поясняет он.

Кроме того, снижается спрос на услуги по выводу средств, так как на заграничные капиталы стало нарастать давление, добавляет начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. «За рубежом стали относиться к деньгам из России с большей степенью подозрения. Необходимо доказать не только законность происхождения, но и уплату налогов», — говорит он.

Дальше — меньше

Действительно значимый эффект «обеления» денежных потоков дает введение онлайн-касс, которые практически в режиме реального времени передают информацию о покупках в базу ФНС, говорит Волков. «Более того, основной эффект от этого нововведения придется именно на 2018 год, поэтому мы ждем дальнейшего снижения объема сомнительных операций в текущем году», — говорит он.

Скорее всего, тенденции по сокращению вывода средств из России за рубеж получат продолжение в 2018 году, соглашается Нигматуллин.

С нового года заработал обмен налоговой информацией с другими странами, напоминает Ващенко, что, очевидно, также будет затруднять вывод средств. «По статистике ЦБ, объем переводов растет. Если сокращаются незаконные операции, то растут законные», — говорит он, прогнозируя, что за год объем переводов в страны дальнего зарубежья достигнет 30 миллиардов долларов.

Что почувствует бизнес

Теоретически активная борьба с обналичиванием может умеренно снижать деловую активность из-за ужесточения регулирования и роста налоговой нагрузки, говорит Нигматуллин. «Тем не менее это компенсирует рост доходной части бюджета, увеличит соцтрансферты», — поясняет он, замечая, что макроэкономический результат можно оценить как умеренно позитивный.

На практике снижение объема сомнительных операций означает сокращение масштабов уклонения от уплаты налогов, говорит Волков. «Очевидно, переход к большей прозрачности дается непросто, особенно для малых и средних предприятий. Многие отлаженные схемы уклонения от налогов перестали работать, и при неизменных налоговых ставках компаниям приходится платить больше налогов», – объясняет он.

Ситуацию усугубляют слабые, а в 2015-2016 годах даже отрицательные темпы роста российской экономики, замечает Волков. «Мы можем наблюдать определенный негативный эффект борьбы с сомнительными операциями в виде снижения экономической активности малого и среднего бизнеса, большим числом банкротств таких предприятий», — говорит он. Вместе с тем компании, которые изначально вели достаточно прозрачный бизнес, гораздо реже стали сталкиваться с недобросовестной конкуренцией со стороны «серых» организаций, предлагающих более низкие цены за счет экономии на налогах, рассуждает он.

Кроме того, рост собираемости налогов смягчает характерную для российского бюджета зависимость от сырьевых цен, делает возможным более долгосрочное планирование расходов бюджета. «За счет этого в долгосрочной перспективе снижение объема сомнительных операций будет позитивно влиять на экономику России», — заключает он.

Источник: Прайм