Взнос вразнос. Зачем Минфину повышать нагрузку на зарплаты россиян

Председатель Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что в России уже можно думать о введении прогрессивной шкалы налогообложения. Минфин предлагает поднять налог на добавленную стоимость и увеличить размер социальных отчислений с зарплат. Государство активно ищет способ пополнить казну. Однако реализация подобных мер может отправить российскую экономику в тень.

Что бы еще придумать?

Позиция министерства финансов, пожалуй, самая невыгодная в правительстве. Остальные ведомства разрабатывают программы и говорят, сколько на их выполнение нужно денег. Потом отчитываются за реализацию.

Минфин же должен найти деньги для всех. Причем так, чтобы никого не обидеть и не задушить экономику лишними поборами.

Когда деньги сами текут из нефтяной трубы, искать их несложно. Но когда некогда мощный поток нефтедолларов превращается в слабенький ручеек, необходимо срочно придумывать, на чем сэкономить и как увеличить доходы государства.

В конце августа Минфин уже выступал с налоговыми инициативами. Ведомство Антона Силуанова предложило поднять подоходный налог. Вот некоторые детали реформы: установить необлагаемый налогом минимум доходов, а единую ставку поднять с нынешних 13 процентов до 15-16. Ожидаемый эффект — плюс 670 миллиардов рублей в 2017 году, к 2019-му — триллион. Тогда же говорилось о возможном повышении каждого из ключевых налогов — на прибыль, на имущество организаций, налога на добавленную стоимость (НДС) и страховых взносов (их платит работодатель) на один процентный пункт. Также речь шла о дополнительном налогообложении нефтяников, «Газпрома», производителей табачной продукции, о введении акциза на сладкие напитки, НДС на интернет-торговлю и об увеличении дивидендов, которые платят госкомпании. В общем, министерство старается изыскать средства, чтобы залатать бюджетные дыры.

И вот очередная инициатива — увеличение НДС с нынешних 18 до 20 процентов, а также изменение системы уплаты страховых взносов.

Сейчас работодатели отдают государству 30 процентов зарплатного фонда: 22 процента идет в Пенсионный фонд России (ПФР), 2,9 процента — в Фонд социального страхования (ФСС) и 5,1 процента — в Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС).

В ПФР по ставке 22 процента отчисляют с зарплат до 796 тысяч рублей в год (66 тысяч с небольшим рублей в месяц), а сверх этой суммы — 10 процентов.

По новой инициативе финансового ведомства, компании будут платить за работника не 30 процентов, а меньше. Но с зарплаты любого размера. Ставку планируется понизить постепенно: в 2017 году — до 29 процентов, в 2018-м — до 28 процентов, а к 2019 году предполагается довести ее до 26 процентов.

Вроде ставка страховых взносов снижается (с нынешних 30 до 26 процентов), однако смогут ли при такой системе работодатели платить высококвалифицированным сотрудникам большие зарплаты?

Уходим в тень

Принесут ли инициативы Минфина бюджету искомый дополнительный доход, неизвестно. Бесспорен финансовый эффект, пожалуй, только от увеличения НДС. Правда, это совершенно определенно приведет к росту цен, ведь этот налог «зашит» в стоимость почти всех потребительских товаров и услуг. НДС очень хорошо собирается и приносит бюджету львиную долю его доходов. В прошлом году на НДС пришлось 34 процента всех поступлений. Для сравнения — налог на добычу полезных ископаемых обеспечил только 17 процентов доходов российской казны.

Что же касается изменения в порядке уплаты соцвзносов, то это приведет только к одному: работодатели будут экономить на зарплатах. Прежде всего, это касается малых и средних компаний, в которых заняты высококвалифицированные работники. Ведь никому не хочется платить государству, если можно этого избежать.

«Работодатели будут уводить зарплаты в тень. Некоторое снижение ставки — это незначительная компенсация по сравнению с потерями, которые предприниматели понесут в результате обложения всей зарплаты. Это явное общее повышение нагрузки, которое будет стимулировать использование серых схем или вообще переход в теневой сектор. Работники тоже не заинтересованы в повышении нагрузки – это снижает возможности повышения зарплат, а будущую пенсию не повышает», — объяснил «Ленте.ру» Михаил Горст из департамента прикладной экономики НИУ ВШЭ.

Эксперт отметил, что схемы по уходу от обложения никуда не исчезли. Повышение налоговой нагрузки произошло уже после отмены единого социального налога и перехода к уплате страховых взносов в 2010 году (его разделили на три взноса — в ПФР, ФСС и ФОМС). Тогда уже количество желающих уйти от обложения резко возросло.

«В тех отраслях экономики, где возможно, этим непременно воспользуются, — считает Михаил Горст, — это, прежде всего, определенные сегменты малого бизнеса, который легко может перерегистрироваться, компании, у которых значительная часть оборота в форме наличности, и те, кто могут легко сменить юрисдикцию». По его словам, речь может идти в частности, о сфере услуг, недвижимости, а также инжиниринговых и IT-компаниях, если последние не подпадают под налоговые льготы. У крупных компаний вряд ли получится это сделать, для них выходом станет сокращение занятости и внедрение трудосберегающих технологий. Для малого и среднего бизнеса использование схем станет вопросом выживания.

К слову, реализация инициативы Минфина может привести к небольшому парадоксу: зарплаты в средних предприятиях, которые уклоняются от соцвзносов, будут расти быстрее, чем в больших законопослушных компаниях.

Предложения министерства финансов могут окончательно подорвать доверие к белым зарплатам. При увеличении облагаемой взносами зарплатной базы (а Минфин думает именно над этим — соцвзносы предполагается взимать со всего зарплатного фонда) работодатели двинутся в тень. А работники уже потеряли стимул к официальному труду. Раньше люди понимали, что полностью прозрачный для контролирующих органов заработок влияет на размер пенсии и прежде всего — на отчисления в накопительную часть. Теперь же, когда эти отчисления четвертый год как заморожены, а частью чиновников лоббируется отмена обязательных накопительных пенсий, говорить о заинтересованности граждан не приходится. Белая зарплата не нужна, если черная больше, а государство предлагает людям копить на старость самостоятельно.

Источник: lenta