ВЭБ ложится в драфт. Новое руководство оценило масштаб проблем и подготовило проект стратегии госкорпорации

Стали известны первые результаты расчистки баланса ВЭБа и основные направления готовящейся новым руководством стратегии. Из конкретных результатов — реструктуризация части долгов, решение оперативных проблем с ликвидностью и переоценка рисков. В стратегических планах — избавление от плохих и непрофильных активов, докапитализация за счет бюджета, реструктуризация долгов и создание нового «чистого» банка с весьма, правда, скромными мощностями.

Первые итоги работы ВЭБа и основные подходы к его новой стратегии обозначены в документах к запланированной на 19 мая рабочей встрече главы госкорпорации Сергея Горькова с премьером Дмитрием Медведевым, рассказали источники, знакомые с содержанием документов. Самый большой долг, не считая внешнего, у ВЭБа перед ЦБ — более 370 млрд руб. Как указывают собеседники, из этих денег около 220 млрд руб. уже переоформлены в длинный и дешевый депозит, то же произойдет с оставшимся долгом. Кроме того, по данным «Ъ», ВЭБ уже получил примерно половину из обещанных ему из бюджета 150 млрд руб. на докапитализацию.

Со своей стороны ВЭБ решил сэкономить на тратах: по итогам аудита кредитного портфеля закрыто невыбранных лимитов по проектам на сумму около 20 млрд руб. и $2 млрд, рассказал один из собеседников. Также ужесточен подход к одобрению финансирования новых проектов — только при наличии средств для этого. Прочие достижения имеют пока лишь качественную оценку: ищется покупатель для украинского дочернего Проминвестбанка (уже есть несколько претендентов), придумано, как реструктурировать олимпийские кредиты, изменен риск-менеджмент, завершена оценка персонала (более 1 тыс. человек, о результатах пока не сообщается).

Гораздо обширнее перечень планов ВЭБа по реструктуризации бизнеса, которые станут основой его стратегии развития. Документ должен появиться до конца июня, драфт уже обсуждается ведомствами. «В первую очередь определена сумма необходимой ВЭБу докапитализации на 2017 год в размере около 360 млрд руб., что позволит покрыть расходы на внешние погашения, а также убыток от продажи ADR «Газпрома»,— рассказал один из источников, близких к ВЭБу.—Кредит ВЭБа перед ЦБ на оздоровление Связь-банка и «Глобэкса» в размере 212,6 млрд руб. будет конвертирован в бессрочный субординированный депозит, а сами банки докапитализированы примерно на 40 млрд руб. для создания резервов на возможные потери». Другой собеседник уточнил, что определен размер докапитализации и «ВЭБ-Лизинга» в размере 154 млрд руб. в ближайшие два года («ВЭБ-Лизинг» — крупнейший кредитор «Трансаэро» на сумму 39 млрд руб., имеет еще ряд не слишком удачных инвестиций, в том числе в странах СНГ).

После расчистки баланса и перевода спецпроектов в специальную НКО под управлением ВЭБа планируется, что «новый» банк развития будет наращивать кредитный портфель в размере 200 млрд руб. ежегодно при консервативном сценарии и 400 млрд руб.— при оптимистическом, это предполагаемые мощности ВЭБа через пять лет. Для сравнения: средняя ежемесячная выдача корпоративных кредитов Сбербанком в первом квартале составляла более 600 млрд руб. Финансировать рост на две трети будет, как предполагается, государство, но через пять лет его долю предполагается снизить до равной с рыночной или даже меньше.

Прежнее руководство ВЭБа считало, что для решения его проблем необходимо в целом 1,5 трлн руб. Теперь речь идет о порядка 500 млрд руб. деньгами и реструктуризации долгов на такую же сумму. Однако оценить, что выгоднее, сложно. В новой сумме не учтено финансирование на новые выдачи, указывают эксперты. Более или менее логичной выглядит продажа ПИБа и привлечение 360 млрд руб. в капитал на 2017 год. «Другой вопрос, что ПИБ можно продать, скорее всего, только доплатив покупателю, но ВЭБу выгоднее продать его любой ценой, а не бесконечно инвестировать в банк на Украине, где сейчас сложно работать,— отмечает главный экономист «ПФ-Капитал» Евгений Надоршин.— А 360 млрд руб. в 2017 году — минимально необходимый объем, чтобы просто продержаться, очевидно, что все проблемы это не решит».

Дополнительно вызывает вопросы новая роль ЦБ, при которой регулятор становится квазиакционером ВЭБа, не имеющего даже банковской лицензии, продолжает эксперт: «Роль ЦБ в экономике — предоставлять банковскому сектору краткосрочную ликвидность, а не давать квазикапитал госкорпорации на долгосрочные проекты. Фактически мы видим, как проблема длительного выполнения ВЭБом непрофильных функций решается за счет выполнения непрофильных функций другими институтами, в данном случае — ЦБ».

Остается открытым и вопрос с внешним долгом, который Антон Лопатин из Fitch Ratings оценивает на уровне $16-18 млрд. «Видимо, капитал, который будут давать ВЭБу, будет пускаться в том числе и на рефинансирование внешних обязательств,— полагает он.— Хорошо, что график погашений довольно размыт, за весь 2016 год ВЭБу надо было погасить около $3 млрд». Оценки роста портфеля тоже неоднозначны. С одной стороны, планы в перспективе после 2020 года довольно скромны в масштабах потребностей российской экономики, считает Евгений Надоршин. С другой — добавляет Карен Вартапетов из S&P, рост кредитного портфеля будет зависеть не только от обновленной модели банка, но и от фондирования, а это вопрос наличия соответствующих ресурсов в бюджете и на рынке.

Как оценил работу новой команды и ее планы премьер и состоялась ли встреча, выяснить не удалось. В ВЭБе вопрос переадресовали в правительство, пресс-секретарь Дмитрия Медведева Наталья Тимакова отказалась комментировать «рабочие встречи и их темы».

Источник: Коммерсантъ