В поисках экономической свободы. Корпоративные юристы пожаловались на правоприменение

На ежегодной конференции Объединения корпоративных юристов России (ОКЮР) в Санкт-Петербурге ее участники обсудили экономическую свободу бизнеса, варианты ее защиты и ограничения. Юристы отметили совершенствование российского законодательства, указав, впрочем, на сохранение обвинительного уклона в правоприменительной практике по спорам предпринимателей с государством.

В преддверии VI Международного юридического форума в Санкт-Петербурге корпоративные юристы провели свою ежегодную научно-практическую конференцию. Президент ОКЮР Александра Нестеренко поприветствовала участников мероприятия и назвала основную тему дискуссии: «Экономическая свобода как основа развития законодательства и судебной практики РФ». Модерировали конференцию управляющий партнер Goltsblat BLP Андрей Гольцблат и вице-президент по корпоративным и правовым вопросам МТС Руслан Ибрагимов.

Судья Конституционного суда Гадис Гаджиев рассуждал о том, распространяются ли конституционные права и свободы на недобросовестных субъектов хозяйственной деятельности, в частности на фирмы-однодневки. Он заметил, что в этом случае законодательство обоснованно ограничивает экономическую свободу, поскольку всегда нужно учитывать культурный контекст: «Явление экономической свободы — продукт культурного общества. Где-то это будет работать, а где-то нет». В случае выявления фиктивных юрлиц задача публичной власти — выявить и устранить их, иногда это жесткая необходимость, подытожил судья.

По мнению директора по правовым вопросам евразийского региона Санофи Татьяны Кулябиной, которое поддержал Андрей Гольцблат, последние изменения в корпоративном законодательстве позволяют российским компаниям быть более гибкими в отношениях со своими контрагентами, поскольку сделки M&A, например, стали чаще структурироваться по российскому праву. Она также отметила возможность заключения по ГК РФ акционерных соглашений и опционных договоров. Директор юридического департамента Unilever Анастасия Шкарина положительно оценила изменения в обязательственном праве, но заметила, что бизнес должен научиться доверять возникшим инновациям. «Для этого требуется хорошая работа судебной системы, но это вопрос не одного дня и даже не года»,— считает она.

Виталий Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности РОСНАНО, выразил мнение, что, несмотря на отсутствие государственной стратегии и четких политических решений в части создания ответственного мегарегулятора по интеллектуальной собственности, влияние и значимость последней все более возрастают, как и количество создаваемых объектов. Однако «многочисленные проекты сомнительных законов, направленные на защиту частных интересов в ущерб общей системе регулирования» (юрист в том числе указал на законопроект о глобальной лицензии Сергея Михалкова), по его словам, ограничивают экономическую свободу, хотя это та ценность, к которой необходимо стремиться.

Участие в конференции принимал и заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Андрей Цыганов. Он заявил, что ФАС борется за экономическую свободу вот уже 25 лет — 15 лет за права потребителей, десять лет за права малого и среднего бизнеса — защищая «слабых от сильных», хотя иногда и собственноручно создавая определенную несвободу для предпринимателей. По его словам, «все антимонопольные пакеты» сужают сферу действий ФАС, тем самым расширяя экономическую свободу. При этом господин Цыганов указал, что по статистике за прошлый год около трети решений ФАС оспаривается в судах, а в последней инстанции 96% дел выигрывается службой.

Партнер практики по разрешению споров Goltsblat BLP Рустам Курмаев посвятил свое выступление вопросам уголовного правоприменения. Он усомнился в том, что либерализация уголовного законодательства реализуется на практике, подчеркнув «повсеместное применение» арестов по экономическим преступлениям. По его словам, суды обходят запрет на заключение бизнесменов под стражу по этим составам, указывая в решениях, что «преступная деятельность не может являться экономической». Согласно приведенной им статистике, судами удовлетворяется 90% ходатайств о заключении под стражу и 98% — о продлении срока ареста, а использование таких мер, как домашний арест и залог, снизилось на 15%.

Рустам Курмаев обратил внимание на тенденцию увеличения в России случаев привлечения бенефициаров компаний к уголовной ответственности, приведя в пример дело аэропорта Домодедово. «При этом судебное обжалование действий правоохранительных органов превращается в фикцию»,— подчеркнул юрист. Свое выступление он закончил фразой: «Время сейчас кризисное — необходимо быть готовым к неожиданному визиту правоохранительных органов».

Представители юридической практики Санкт-Петербургского офиса EY Анна Костыра и Юрий Халимовский, а также директор правового департамента International Paper Андрей Бушев рассказали о различиях и совпадениях подходов судов США, ЕС и России к спорам бизнеса с государством. Они отметили, что во всех этих странах суды стараются исходить из концепции «решающего влияния» — например, для установления факта аффилированности юрлиц недостаточно формальных признаков отсутствия или наличия контроля одной компании над другой, необходимо исследовать фактические обстоятельства. Впрочем, спикеры указали на то, что российские суды часто «презюмируют вину» юрлица в спорах с госорганами, делая «практически невозможным» доказательство обратного.

Источник: Комммерсантъ