«У людей все еще много денег»

Ни один сегмент финансового рынка не развивается в России с такой скоростью, как страхование жизни — за полгода эта отрасль показала рост в 79%. Главная причина — инвестиционное страхование жизни.

Оно стремительно растет на фоне снижения ставок по банковским вкладам.

Заверните инвестицию

В первом полугодии 2016 года страховщики жизни собрали 104,72 млрд рублей страховой премии, что на 79,1% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Об этом сообщил журналистам президент Ассоциации страховщиков жизни (АСЖ) и страховой компании «Метлайф» Александр Зарецкий. По страхованию жизни (без медицинского и иного личного страхования) сборы выросли на 87,3% до 87,27 млрд рублей. Анализ был проведен на основе отчетности членов АСЖ, суммарная доля которых на рынке страхования жизни составляет 98%.

«Ни один другой сегмент финансового рынка не развивается с такой скоростью», — отметил генеральный директор «Сбербанк страхование жизни» Максим Чернин.

Основным фактором роста рынка по-прежнему является инвестиционное страхование жизни (ИСЖ), которое продается через банки, объяснил Зарецкий. По полугодию точных данных пока нет, но в 2015 году ИСЖ заняло наибольшую долю по сравнению с остальными продуктами страховщиков жизни — 39,4% от общих сборов в размере 129,7 млрд рублей.

«Банки заинтересованы в том, чтобы снижать количество депозитов и увеличивать комиссионный доход за счет продажи страховок», — считает он.

Инвестиционное страхование жизни — инструмент инвестирования, «завернутый» в страховой полис. Клиент уплачивает единовременный взнос (обычно это премиальные клиенты, и премии по таким договорам составляют порядка 500 тыс. рублей) и выбирает стратегию инвестирования. Часть взноса инвестируется по выбранной стратегии, часть страховая компания инвестирует самостоятельно в консервативные инструменты, чтобы заработать на гарантированную выплату.

По окончании срока действия полиса (обычно от пяти лет) человек получает обратно свои вложения плюс заработанный доход. Кроме того, договор в течение своего срока работает как страховка жизни: сумма выплаты по страховому случаю равняется уплаченному взносу, иногда возможна дополнительная выплата по смерти в результате несчастного случая.

По мнению генерального директора «Росгосстрах-Жизни» Александра Бондаренко, страхование жизни имеет смысл соизмерять скорее с общим объемом сбережений у населения, чем с рынком страхования: с точки зрения привлечения и размещения денег, управления рисками и пассивами страховщики жизни уже близки к банкам. При этом до рынка банковских депозитов страхованию жизни — как «до космоса», признает он. Для сравнения: сборы по ИСЖ жизни в 2015 году составили 50,9 млрд рублей (на основе данных АСЖ), в то время как объем депозитов физлиц на 1 июля 2016 года — 23,1 трлн рублей (данные Банка России).

Почему растем

Страхование жизни во многом держится и развивается в «противофазе» остальным финансовым продуктам благодаря высоким процентным ставкам в экономике, объяснил Александр Бондаренко. «Наш основной риск — чтобы ключевая ставка быстро не падала, до уровней 7—8% наша индустрия будет так же хорошо идти вперед (сейчас ключевая ставка составляет 10,5%. — Прим. ред.). Если ставка опустится ниже — предстоит серьезная трансформация нашего продуктового ряда и бизнес-модели», — рассуждает он.

Второй фактор роста — избыток ликвидности в экономике. «У людей действительно все еще много денег и вера, что есть какие-то активы, инвестируя в которые они могут заработать прибыль. Наши люди, невзирая ни на что, остаются оптимистами — причем с деньгами», — считает Александр Бондаренко.

Плюсы и минусы

Во всем мире ИСЖ продается по двум причинам — из-за чуть более высокой доходности по сравнению с депозитами (на длительных сроках), а также налоговых льгот, рассказывает Максим Чернин. В России же долгое время ставки по вкладам превышали инфляцию, а налоговые льготы на страхование жизни ввели только с 1 января 2015 года (налоговый вычет со стоимости полиса — 13% от суммы до 120 тыс. рублей, а при выплате — налогообложение только дохода, который превышает ставку рефинансирования).

Сейчас средняя доходность по полисам ИСЖ в рублях составляет 8—10% годовых (на длительные сроки), в валюте — порядка 4%, рассказал член правления СК «Альянс Жизнь» Евгений Дубенский. Для сравнения: максимальная ставка по вкладам в рублях в российских банках, входящих в топ-10, в третьей декаде июля снизилась до 8,82%, по данным ЦБ. Что касается валютных вкладов, по базе Банки.ру по пятилетним депозитам в долларах ставка находится в диапазоне от 0,4% до 3,5%, в евро — от 0,01% до 2%.

Надо учитывать, что доходность по полисам ИСЖ не гарантированная — клиент выбирает не ставку, которую хочет получить, а инвестиционную стратегию. При этом работает защита вложенного капитала.

По оценкам Александра Бондаренко из «Росгосстрах-Жизни», из тех клиентов, кто уже получил выплату по таким полисам, 40% оказались «в нуле» из-за глобального падения рынка, то есть получили ту сумму, которую они инвестировали, а 60% получили разного уровня доход. Для двух третей из тех, кто оказался «в плюсе», доход оказался сопоставимым со ставками по депозитам, в 20% случаев — чуть выше, оценивает Бондаренко. При этом «в нуле» означает, что если бы человек сам инвестировал в сопоставимый продукт, но без защиты капитала, то он потерял бы деньги, добавляет Максим Чернин.

В то же время у ИСЖ, если сравнивать его с банковским депозитом, есть ряд подводных камней, предупреждает главный страховой аналитик Банки.ру Дмитрий Жуков.

«Во-первых, досрочно забрать деньги в полном размере нельзя, можно получить только выкупную сумму, которая в начале действия договора равна нулю, а к размеру взноса приближается только к концу срока. При этом сроки довольно большие, обычно от пяти лет. При досрочном снятии депозита можно потерять максимум начисленные проценты, — рассказывает эксперт.

Во-вторых, если в течение действия полиса человек уйдет из жизни по причине, которая по договору не является страховым случаем, наследники получат только выкупную сумму. Банковский вклад же в случае смерти вкладчика переходит наследникам полностью.

В-третьих, не все предлагаемые стратегии инвестирования прозрачны для страхователя. Динамику многих стратегий может отследить лишь страховщик, и клиенту остается только ему верить. И последнее: у страховщиков жизни нет гарантийного фонда, который отвечает по обязательствам обанкротившихся компаний».

Идея гарантийного фонда по страхованию жизни обсуждалась в прошлом году, но пока «спущена на тормозах». По словам Александра Зарецкого, идея неоднозначная, поскольку может стимулировать неправильное поведение как клиентов, так и участников рынка. «На банковском сегменте это видно на примере игроков, которые «пылесосили» рынок с точки зрения депозитов. А клиентов наличие фонда стимулировало игнорировать такой фактор, как надежность банка», — рассуждает он.

Вместо вклада?

Считать инвестиционное страхование жизни альтернативой депозитам пока рано, говорят опрошенные банкиры. Для клиентов сегмента private banking это скорее дополнение, позволяющее при высоком уровне доходности получать дополнительный функционал, сообщили в пресс-службе банка ВТБ, подчеркнув, что «верхнемассовый» сегмент пока тестирует этот продукт.

Абсолют Банк заинтересован в привлечении комиссионного дохода, но никак не за счет сокращения депозитов, особенно рублевых, утверждает директор департамента развития частного банковского бизнеса Евгений Сафонов. «В качестве альтернативы вкладу мы предлагаем ИСЖ тем клиентам, которые ранее размещали вклады в иностранной валюте и готовы к длительным срокам размещения средств — не менее пяти лет», — комментирует он. Банкам нужны и пассивы, и комиссионный доход, добавляет начальник отдела страховых продуктов ВТБ 24 Дмитрий Ремнев.

А «Ренессанс Кредит» начал предлагать продукт ИСЖ для массового сегмента клиентов — с минимально возможной суммой в 100 тыс. рублей, и он пользуется популярностью, рассказала директор департамента депозитов и комиссионных продуктов банка Галина Уткина.

Источник: banki.ru