Супружеский долг. Как кредиты создают и разрушают семьи

Начинать совместную жизнь одинаково плохо как с вранья, так и с долгов. Чаще всего такой брак довольно быстро заканчивается разводом. Единственный кредит, который надолго цементирует новую ячейку общества,— это ипотека.

Герой комедии «Горько», желая угодить невесте, предлагает ей сыграть вторую свадьбу — отдельно от родителей. Но денег, как водится, нет. «Я заработаю!» — обещает жених и расплачивается за вечеринку новеньким Nissan Juke, подарком будущего тестя из администрации Геленджика. Вот только далеко не у всех родители — обеспеченные чиновники и бизнесмены. Так что многим молодым супругам приходится выкручиваться самим.

Как минимум треть новобрачных начинают семейную жизнь с кредита, следует из данных Росстата, банков и социологических исследований. Взять в долг на свадьбу предлагали до кризиса крупные розничные банки и множество региональных. Суммы займа — 50-600 тыс. руб. под 17-20% годовых (или доллары и евро под 11-13%) на срок до пяти лет. «В среднем по России на организацию свадьбы тратят от 100-150 тыс. до нескольких миллионов рублей,— сообщается на сайте Ситибанка.— Не каждая молодая семья способна найти такие средства. Чтобы не откладывать праздник, многие молодожены предпочитают… получить кредит». Банк и сейчас предлагает «кредит на свадьбу» под 23% годовых (до пяти лет).

В Самарской области пышные свадьбы на кредитные деньги умудряются играть многие молодые пары, рассказывает Екатерина Осинкина, глава местного отделения ОООП «ФинПотребСоюз». «Парень делает девушке предложение, та спрашивает, будут ли свадьба и путешествие? Парень идет в банк»,— продолжает она. Если жениху банк взаймы не дает, то помогают опять же родители — оформляют кредит на себя. В более обеспеченной Москве тоже немало таких случаев, утверждает Елена Габрелян, адвокат московской коллегии адвокатов «Железняков и партнеры». Елена не раз сталкивалась с подобной ситуацией: к ней нередко обращаются молодые супруги, когда, отгуляв в кредит свадьбу, разводятся и не могут поделить долги.

Иногда совместная жизнь в долг начинается еще до брака (и не всегда с ведома партнера). У 20-летнего Юрия М., студента-технаря, подрабатывавшего в столичном фастфуде, зарплата около 30 тыс. руб. Молодой человек очень хотел жениться на девушке, которая была на два года его старше. Поэтому не на трезвую голову пообещал ей белый Mercedes «где-то за 1,2 млн руб.» (все же не новый). «Денег таких у меня нет,— признает Юрий.— Но я же дал слово! Обратно его взять не могу. Я же мужик. Возьму кредит». Если что, поясняет он, долг будет выплачивать мама-учительница: «Хотя она об этом не знает».

По словам Михаила Козлова, главы общественной организации заемщиков «Кредитная амнистия», мужчина часто скрывает от своей женщины, что на нем висят кредиты. «Он на кредитные деньги ей пыль в глаза пускает, в кафе-рестораны водит,— рассказывает Козлов.— Девушка выйти замуж хочет, а про его кредитные долги не в курсе». В 2015 году к Козлову на бесплатные курсы для должников, где он учит, как обращаться с деньгами и защищаться от прессинга коллекторов, пришли около 5 тыс. человек. 300-400 обратились с одной проблемой: женщина, вступив в брак, вскоре узнает, что муж скрыл от нее кредит. «Число таких историй растет на 50% в год»,— утверждает Козлов.

Долги как смысл

Данных о семейном положении заемщиков нет ни в Объединенном кредитном бюро (ОКБ), ни в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ), сообщили пресс-службы этих организаций. Такая информация есть у кредитных учреждений, но предоставлять ее они не обязаны. Банк ВТБ24 через пресс-службу уточнил, что люди, состоящие в браке, составляют 66% всех его заемщиков. Сколько из них молодожены, банк не сообщил, но пояснил, что наибольшая доля заемщиков (62,2%) — те, кому нет 40 лет (заемщики до 30 лет — 23,1%).

Елена Докучаева, гендиректор коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн», говорит, что наиболее активно пользуются кредитными услугами люди в возрасте 20-30 лет. По информации НБКИ, получающего статистику от 3,7 тыс. кредитных учреждений в России, на 1 мая 2016 года займы в банках имели 6,88 млн россиян в возрасте до 30 лет (19,5% от всех заемщиков в стране — 35,2 млн человек). Сколько из них официально находятся или находились в браке, неизвестно. Но, с другой стороны, по данным Росстата, из 3,61 млн браков, зарегистрированных в 2012-2015 годах, 80% заключены мужчинами и женщинами в возрасте до 35 лет.

По результатам обследования 6,1 тыс. парных домохозяйств (12,4 тыс. человек), проведенного в 2015 году центром «Демоскоп» для проекта Минфина по повышению финансовой грамотности, задолженность по кредитам была на тот момент у 31,6% домохозяйств в стране (без учета займов у частных лиц и в ломбардах). Сюда включены семейные пары всех возрастов, отмечает один из авторов исследования, доцент НИУ ВШЭ Диляра Ибрагимова.

Среди молодоженов (пар, живущих в браке не более трех лет) заемщиков больше. Директор Центра анализа доходов и уровня жизни (ЦАДУЖ) Алина Пишняк проанализировала для «Денег» массив данных опроса 3 тыс. жителей Москвы, проведенного центром в 2015 году: кредиты на тот момент были у 36% молодоженов, что на 15 п. п. больше, чем у остальных москвичей.

Иными словами, кредитная нагрузка на молодоженов выше, чем на остальных жителей столицы. Эти цифры, конечно, нельзя экстраполировать на регионы, где экономическая и социальная ситуация хуже столичной. Не выглядит неправдоподобной оценка Ивана Иконникова, арбитражного управляющего юркомпании «Витакон», имеющей представительства в 23 городах России: по его словам, кредитные обязательства имеют около 90% молодых семейных пар.

Иерархия кредитов у молодоженов та же, что и у остальных россиян. До половины берут потребкредиты, на покупку машины — треть и чуть меньше — ипотеку, рассказывает Михаил Козлов из «Кредитной амнистии». С ним согласна Екатерина Осинкина: «Каждая третья семья молодоженов Самарской области живет в ипотечной квартире». Если это так, то, общая закредитованность молодоженов выше, чем у прочих обывателей. Займы на квартиру, по крайней мере, они брали активнее. Этому способствовали программы госбанков со сниженной процентной ставкой, субсидируемой из бюджета, матпомощь государства за рождение второго ребенка и опасение, что ее отменят. А также желание молодоженов поскорее начать отдельную от родителей жизнь.

Кредит — ипотечный или потребительский — вносит ясность в жизнь заемщика на ближайшие годы, считает Георгий Юдин, старший научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ. «Многие из респондентов говорят, что им с кредитом проще стало жить»,— рассказывает Юдин о результатах исследования на основе глубинных интервью с более чем сотней заемщиков в регионах России в 2014-2015 годах. Объяснение этому у людей простое, говорит социолог: «Планов на будущее не было, а тут становится ясно, к чему стремиться,— нужно вернуть долг». Семейные пары, которых банки числят более дисциплинированными заемщиками, это подтверждают. Показательная история — одна из многих: Анна, продюсер рекламы, работала на фрилансе, но сменила его на офис из-за автокредита. «Нам с мужем нужна вторая машина, а мой фриланс умирает. Что дальше делать, было непонятно,— рассказывает женщина.— Теперь надо побыстрее рассчитаться с кредитом, так что потерплю в офисе».

Деньги важнее измен

По словам Диляры Ибрагимовой из НИУ ВШЭ, долгосрочные финансовые планы в России, в том числе у молодоженов, бывают нечасто. Очевидно, поэтому россияне перед вступлением в брак — за исключением малочисленной группы обеспеченных людей — не интересуются займами будущих супругов, не говоря уже об их кредитной истории.

«Это можно объяснить недостаточной финансовой грамотностью большей части россиян и отсутствием традиции заранее детально планировать бюджет будущей семьи»,— рассуждает Наталия Фролова, директор по маркетингу Experian в России и СНГ. Для сравнения: в США 39% женихов и невест, опрошенных Experian, считают, что скоринговый балл будущего супруга — источник стресса в браке. И только 40% признались, что не знают его.

Источники стресса у новобрачных в России другие, уверен Михаил Козлов из «Кредитной амнистии»: отсутствие денег (и желание купить квартиру, чтобы не снимать ее); невозможность платить по взятому кредиту из-за потери работы или снижения дохода (с этим сталкиваются, по его наблюдениям, около 50% молодых семейных пар); давление кредиторов и коллекторов (по утверждению Козлова, до 20 тыс. самоубийств в 2015 году было совершено под их влиянием). Социологи подтверждают эту картину в главном: основные причины конфликтов в семье — деньги. По данным Диляры Ибрагимовой, финансовые вопросы вызывают ссоры в семьях чаще, чем супружеские измены и воспитание детей. Молодожены при этом — по крайней мере, в Москве — чаще жалуются на нехватку средств, говорит Алина Пишняк. По ее данным, семейные пары в Москве, состоящие в браке не более трех лет, несмотря на плохую экономическую ситуацию в 2015 году, в три раза чаще, чем остальные москвичи, собирались взять кредит (6% против 2%).

По оценке Михаила Козлова, 50% молодоженов в России не в состоянии погасить кредиты. На тренинги в Москве, рассказывает Козлов, женатых или замужних приходит на 10-20% больше. Коллекторы и банки такую статистику не ведут, говорит Елена Докучаева из «Секвойя Кредит». «Однако молодожены — самая проблемная категория с точки зрения погашения кредитов,— соглашается она.— Чем человек моложе, тем менее критично он относится к решению взять кредит. Тем больше, соответственно, проблем». Вплоть до развала семьи.

Союз нерушимый

В кризис людям не до разводов, говорит Диляра Ибрагимова из НИУ ВШЭ. В 2008-2010 годах их число, по данным Росстата, упало на 10%, до 639,3 тыс. Потом кривая вновь пошла вверх. С 2014-го картина повторяется с более сильной динамикой, и всего за год разводов стало меньше на 12% (611,6 тыс.).

«Сейчас приходит очень много людей за консультацией, чтобы понимать, на что они могут претендовать при разводе, узнать свои риски, права и обязанности,— рассказывает Елена Габрелян из «Железняков и партнеры».— Выслушав специалиста, они сохраняют брак. Либо в процессе расторжения брака им дается время для примирения, и они на почве кредитных обязательств примиряются». Основных причин тут несколько. Во-первых, говорит Габрелян, делить имущество в суде дорого, а с падением доходов это стало еще накладнее. Во-вторых, те, кто взял кредиты на квартиру, все равно будут должны за нее банку даже после развода, вне зависимости от того, на кого была оформлена ипотека, так как супруги выступают созаемщиками. А в-третьих, после расторжения брака особенно ухудшается материальное положение женщин, чьи доходы в среднем по стране ниже мужских, поэтому дамы не поддерживают разводы в кризис. «Вместе же проще выплачивать,— рассуждает адвокат.— И проще подождать конца выплат, а потом уже что-то делить».

Мирятся, однако, не все. «Причины 40-50% разводов сейчас лежат в области финансов,— рассказывает гендиректор «Секвойя Кредит».— Пары влезают в долги, кредиты становится обслуживать сложно». Все дело в падении доходов россиян, говорит Екатерина Осинкина из «ФинПотребСоюза»: «В Самарской области из примерно 4 тыс. человек, обратившихся к нам за помощью с 2012 года, 40% — это семейные пары, чей брак разрушили трудности с выплатами по кредитам».

Стоит учитывать и одну новацию. В мае 2016 года Верховный суд отменил обязанность супругов совместно платить по кредитам даже в случае развода. Ранее по договору с банками супруги делили совместно нажитое имущество и долги пополам, даже если кто-то из них взял тайком кредит себе на отдых. Суды и раньше учитывали, кто и как занимал и тратил. Теперь Верховный суд обобщил: кредит могут признать общим, только если он брался на семейные нужды. Соответственно, развестись и скинуть на супруга или супругу половину нагулянного кредита теперь сложнее.

Пылесос-разрушитель

Потребительские и автокредиты, по мнению социолога Георгия Юдина, оказывают «ярко выраженное дезинтегрирующее воздействие на семью». Такие кредиты на сравнительно небольшие суммы под большие проценты берутся импульсивно, непросчитанно. «Как сказала одна наша респондентка: у меня случился псих, я купила пылесос»,— рассказывает социолог.

Причина такой скрытой иррациональности, по его наблюдениям, в статусе неполноценности, когда человек чувствует себя зависимым и неавтономным («я плохо выгляжу в глазах других», «не могу невесту обеспечить», «все не как у людей»).

А вот ипотека — обдуманный, рациональный и просчитанный кредит на семью со сравнительно низкими процентами — брак укрепляет. Впрочем, потребкредит может спровоцировать ссору такого накала, что никакая ипотека не удержит пару от развода, замечает Юдин.

Для Госдумы проблемы молодоженов и кредита нет. «Я не вижу прямой зависимости между кредитным бременем и разводом»,— передала через пресс-секретаря Ольга Епифанова, председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Депутат отмечает, что «в последнее время молодые пары все чаще заключают брачные контракты, в которых прописываются их обязанности по кредиту». Такая тенденция действительно прослеживается: заранее контракт, как уже упоминалось, заключают зажиточные молодые люди. «Брачные договоры в основном у детей олигархов, бизнесменов»,— подтверждает адвокат Елена Габрелян. Малообеспеченные прибегают к нему только в случае, когда к одному из супругов пришли коллекторы. Часто это последний и единственный шанс сохранить квартиру, дачу и накопления кого-то одного из них, чтобы второй — должник — объявил себя банкротом. Впрочем, молодожены, кредитуясь на свадьбу и семейную жизнь, такой вариант событий даже не рассматривают.

Источник: Коммерсантъ