Созрели займы. Кредиты стали доступнее, а граждане — разборчивее

До начала нынешнего кризиса люди отважно брали кредит на дорогой джип в день увольнения с работы или квартиру в Балашихе в ипотеку на 30 лет в японских иенах. Сегодня банки снижают ставки, упрощают условия получения кредита для физлиц, но клиентов приходится еще и уговаривать.

На прошлой неделе москвичке Марии Ш. неожиданно позвонили из Сбербанка с предложением выпустить кредитную карту Visa Gold. «Я, конечно, удивилась: с чего такая щедрость?» — говорит Мария, которая утверждает, что в Сбербанке бывает крайне редко. Но оказалось, что лет пять-семь назад ей выдали карту Visa Momentum взамен сберкнижки и Мария там значится как клиентка. Предложение Сбербанка показалось Марии заманчивым. Ей обещают выпустить Visa Gold сроком на три года, с бесплатным обслуживанием и оповещением об операциях SMS. «Первоначальный лимит — всего 12 тыс. руб., но каждые полгода возможно повышение лимита»,— расписывала достоинства кредитки операционистка. «Процентная ставка снижена на 8% — так она 33,9%, а для вас будет 25,9%»,— продолжала расхваливать свое предложение девушка, заверив Марию, что «надо брать, потом такой ставки, может, уже и не будет».

Вероятнее всего, она права: если не случится очередного дефолта (а август для россиян в этом смысле месяц подозрительный), ставки по кредитам, похоже, и впрямь будут меняться. Правда, снижаться, а не расти, что уже и происходит. В июле Сбербанк снизил ставки по потребительским кредитам и теперь предлагает их от 14,9% годовых для клиентов с улицы, а для зарплатников анонсирует и вовсе от 13,9%. Вслед за лидером рынка ставки массово снижают и другие игроки. Согласно последнему мониторингу ЦБ, средневзвешенные ставки для «физиков» по кредитам до года уже снизились до 22,21%, а по кредитам на срок больше года — до 17,71% (и это без учета Сбербанка).

У кого что растет

Снижение ставок — дело хорошее, но при условии, что кредиты дают, а в последнее время банки щедростью не отличались. С конца 2014 года, когда рынок достиг своих пиковых значений в 5,3 трлн руб., по статистике компании Frank Research Group, ежемесячно совокупный кредитный банковский портфель потребительских кредитов снижается. К июлю этого года он сократился до 4,3 трлн руб.

Пока более или менее уверенно чувствует себя только один кредитный сегмент — ипотека, единственный кредитный бизнес, который рос в последние 12 месяцев. И рос он во многом благодаря падению цен на недвижимость и госпрограмме субсидирования ставок (от 11,9%), которая действует до конца этого года. Правда, есть разные версии роста ипотеки. «Первая — это самый дешевый и поэтому самый доступный кредит. Вторая: в России вложение в «кирпичи» — это все еще достойное вложение денег»,— поясняет начальник управления массового рынка и кредитных продуктов Райффайзенбанка Андрей Морозов. То есть люди, боясь потерять деньги и накопив 15% первоначального взноса, берут ипотеку в надежде на то, что цена их объекта вырастет больше, нежели они отдадут процентов. «Если недвижимость в правильном месте взять, можно сдавать квартиру. Может так получиться, что выиграешь. Поэтому я думаю, что в России ипотека — это еще и инструмент накопления»,— говорит Морозов.

Этот феномен, кстати, отлично иллюстрирует и опубликованный на прошлой неделе опрос Национального агентства финансовых исследований (НАФИ). Согласно его результатам, число желающих улучшить в ближайшие три года свои жилищные условия выросло с 14% до 22%. При этом количество граждан, рассматривающих для такой покупки ипотечный кредит, заметно снизилось по сравнению с декабрем 2015-го — с 42% до 28%. Комментируя результаты опроса, Екатерина Корконосова, руководитель направления социально-экономических исследований аналитического центра НАФИ, отметила, что падение доли респондентов, рассчитывающих на ипотеку, это, скорее всего, временное явление. Но факт в том, что приобретение недвижимости в нынешних условиях многие воспринимают именно как возможность сохранить сбережения, недаром доля тех, кто рассчитывает на собственные средства при покупке, выросла с 49% до 65%.

Кроме того, никто не отменял летний отдых, ремонт и сборы в школу. И банкиры стараются уловить все традиционные сезонные тренды. Например, по словам зампреда правления ОТП-банка Александра Васильева, в июне 2016 года объем продаж в категории меха в сравнении с продажами мая 2016-го вырос на 37%, а динамика продаж июля к июню подскочила в девять раз. Те, у кого нет шубохранилища, вряд ли рассматривают это вложение как средство сбережения, но как минимум граждане начали «готовить сани летом».

Качественный рост заемщиков

В последнее время банкиры явно активизировались в борьбе за клиентов. В июле банк ХКФ объявил о возобновлении кредитования клиентов с улицы, которое он приостанавливал почти на три года. «Мы фиксируем постепенное улучшение качества клиентов где-то с середины прошлого года. Это связанно с улучшением наших скоринговых моделей, применением новых инновационных подходов в оценке заемщиков и, как следствие, снижением рисков»,— поясняет директор департамента по развитию продуктов и услуг банка «Хоум Кредит» Павел Беляев.

За последние полгода во многих банках наметилась тенденция к улучшению возврата предыдущих кредитов. «Если какое-то время назад рынок по уровню просрочки коснулся дна, то после этого начался отскок. Нет такого, как год-полтора назад. Тенденция позитивная»,— рассказывает Андрей Морозов. Поскольку кредиты собираются лучше, а потенциальные потери от невозврата уменьшаются, то и кредитные риски снижаются, на что реагируют скоринговые системы банков. «И те люди, которые ранее по минимальным критериям не прошли бы, теперь по новым условиям проходят»,— поясняет Морозов.

В результате количество одобряемых заявок на кредиты у банков растет. «С конца прошлого года мы видим стабилизацию на рынке, которая позволяет говорить о том, что дно кризиса пройдено. Если на протяжении 2014-2015 годов уровень одобрения заявок составлял 15%, то с четвертого квартала 2015 года уровень одобрения увеличился до 25% в связи с улучшением качества входящего потока клиентов и держится сейчас примерно на таком уровне»,— рассказывают в банке «Тинькофф».

Как отмечают эксперты Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), средняя долговая нагрузка населения устойчиво снижается уже почти полтора года. По данным аналитиков АКРА, она достигала максимума в середине 2014 года, когда на обслуживание и потенциальное погашение кредита приходилось 9% текущих денежных доходов россиян, что является средним значением развитых стран. Сейчас уровень нагрузки упал до 8,5%.

Борьба под колпаком

Одновременно с этим растет и доступность кредитов, вопрос только в том, готовы ли люди залезать в долги и ради чего. «Доступность кредитов выросла еще в начале этого года, но люди были еще не очень готовы их брать: неуверенность в завтрашнем дне очень сильно сказывалась на спросе. Сейчас все условия кредитования, доступность заемных средств в целом уже вернулись на уровень 2013 года. И потихонечку население начинает возвращаться к потребительской модели поведения. Начинает тратить»,— делится наблюдениями Иван Пятков, вице-президент, директор департамента розничных продуктов, электронного бизнеса и CRM банка ВТБ.

Возможно, и из-за этого осторожного подхода граждан к кредитам о переломе тренда на рынке потребительского кредитования банкиры пока не говорят. Если верить последним социологическим опросам, выходит, что большинство граждан продолжают экономить и предпочитают ждать лучших времен. Так ответили в рамках опроса ВЦИОМа две трети граждан (64%), отметивших, что сейчас лучше тратить деньги по минимуму, чтобы сохранить их на будущее. Стало быть, железобетонная уверенность в завтрашнем дне, которая ранее провоцировала россиян покупать жилье по ипотеке в валюте и дорогие авто без первого взноса, вряд ли скоро вернется.

Большинство банкиров надеется на осенний всплеск кредитной активности. «У рынка сейчас очень большой соблазн уйти в ценовую конкуренцию. И некоторые банки такие попытки предпринимают. Потому что у многих кредитные портфели просели, и, безусловно, есть желание восстановить те объемы, которые были до кризиса. Поэтому многие будут пытаться сорваться в ценовую конкуренцию, а это дело опасное, как показывает практика»,— говорит Иван Пятков.

Но рассчитывать на такой срыв гражданам вряд ли стоит. После самой масштабной и массовой кампании ЦБ по отзыву лицензий банки предпочитают не рисковать. Ставки им уже больше года определяет регулятор, который публикует ежеквартально предельно допустимые значения полной стоимости кредита (ПСК) по всем видам банковских кредитов.

ЦБ предвидит риск того, что банки выкинут фокус с повышением ставки кредита, который позволил бы им существенно расширить клиентскую базу за счет высокорискованных клиентов, которых сейчас они не могут кредитовать. В июне Банк России повысил с 1 августа коэффициент риска по потребительским кредитам со ставками 25-35% при расчете достаточности капитала. Стоит напомнить, что сниженный коэффициент был установлен в марте 2015 года, чтобы поддержать банковский рынок, а сейчас регулятор возвращается к политике охлаждения сектора потребкредитования.

Подобная стратегия приводит к тому, что львиная доля заемщиков, как и львиная доля прибыли, концентрируется теперь в госбанках, которые могут позволить себе устанавливать более низкие ставки, нежели у частных банков. Но рыночная логика в действиях регулятора тоже есть. «Сейчас настал такой момент, когда как в том анекдоте: когда наступил отлив, стало понятно, кто без трусов купался»,— говорит один из банкиров.

А как отмечают в своем исследовании аналитики АКРА, в условиях отсутствия роста доходов возобновление роста долговой нагрузки чревато опасным снижением кредитного качества населения: за последние три года доля ссуд с просроченными более чем на три месяца платежами выросла вдвое — с 5% до 10,8%. Мировой опыт показывает, что повышение долговой нагрузки на 4-6 п. п. относительно долгосрочного среднего в двух случаях из трех предшествует финансовому кризису, отметили аналитики. Почти такая тревожная ситуация по-прежнему наблюдается в России, поэтому регулятор может в ближайшие годы приложить усилия к тому, чтобы не допустить возобновления роста долговой нагрузки частных лиц. Что, собственно, ЦБ и делает.

Источник; Коммерсантъ