Рубль за взаимность

Премьер-министр Армении Овик Абрамян предложил странам Евразийского экономического союза в торговле стратегическими товарами перейти с долларов на рубли. Между тем доля российской национальной валюты в товарообороте стран этого объединения и так растет по чисто экономическим причинам. Но вытеснить доллар и стать единой валютой ЕАЭС рублю все же не суждено.

Сила в слабости

Доля российской валюты во взаимной торговле стран СНГ за последние 3 года увеличилась с 50 процентов до более чем 65-ти. А доля доллара упала с 35 процентов в 2012 году до 25-ти в 2015-м. Евро — с 10 до 5 процентов. Если посмотреть на количество платежей, то здесь доля расчетов в рублях выросла с 77,6 процентов до 81,5. Таковы данные Межгосударственного банка СНГ, опубликованные в конце июня.

На первый взгляд парадокс: усилению роли рубля в СНГ способствовало его ослабление относительно других валют. Во всяком случае так считает руководитель отдела Международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин. «Рост рублевого торгового оборота не сопровождался никакими политическим призывами. На самом деле причина простая: девальвация российской валюты и, напротив, укрепление американской. При международных расчетах совершать сделки в растущей валюте невыгодно», — отметил он в беседе с «Лентой.ру».

При этом доллар остается второй по значимости валютой на постсоветском пространстве. Расчеты между странами СНГ, в которых Россия не участвует, осуществляются в основном в американских денежных знаках. Так, в торговом обороте Белоруссии с другими государствами содружества на доллар приходится 55 процентов, у Казахстана — 83, у Киргизии — 79, у Таджикистана — 95. Доллар преобладает из-за структуры внешней торговли: более половины — это импорт из стран дальнего зарубежья. Российский — менее одной пятой.

В то же время российский экспорт в страны СНГ традиционно превышает импорт. То есть внешнеторговое сальдо у России положительное. Девальвация рубля привела к еще большему росту российского экспорта. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), за январь-июль текущего года российский экспорт в Белоруссию достиг в долларовом эквиваленте 13,6 миллиарда, а импорт из этой страны — 8,9 миллиарда. В торговле с Казахстаном соответствующие показатели — 9,4 миллиарда и 6,3 миллиарда. С остальными странами содружества у России также положительное сальдо.

Экспансия российских товаров на рынки соседних стран вынудила Казахстан также девальвировать свою национальную валюту — более чем на 30 процентов. Нурсултан Назарбаев так и объяснил эту меру: необходимо поддерживать конкурентоспособность местных товаров.

Увеличение объема рублевых расчетов и рост положительного торгового сальдо — безусловно, хорошая новость для России. Однако проблема в том, что сам товарооборот заметно снижается.

Политический фактор

По данным ФТС, общий объем российского экспорта в страны ближнего зарубежья сократился за 7 месяцев текущего года на 35,5 процента, а импорт из этих стран — на 40,6 процента. Причем это касается и самых важных партнеров по Таможенному союзу. Так, экспорт в Казахстан снизился на 23 процента, а импорт оттуда — на 28 процентов. С Белоруссией эти показатели — 26 и 35 процентов соответственно.

Конечно, больше всего упал товарооборот с Украиной: экспорт — на 60 процентов, импорт — на 45. В частности, практически полностью перекрыт доступ на российский рынок украинским продовольственным товарам. И эта брешь в международной торговле не только ухудшила общие показатели, но и отразилась на экономических отношениях с другими странами. Украина была важным партнером, и на нее были завязаны многие связи.

Перспективы российско-украинских торговых отношений всецело зависят от политики, и спрогнозировать тут ничего невозможно. Поэтому России необходимо срочно наращивать товарооборот с другими странами бывшего СССР.

Вперед к общему рынку

Для упрощения торговых связей Россия и заключает соглашение о формировании интегрированного валютного рынка СНГ. Соответствующий законопроект президент Путин внес в Госдуму в начале сентября.

«Это не закон об уходе от долларовых расчетов, как это может показаться, — поясняет Яков Миркин. — Это законодательное закрепление прямого доступа стран содружества к валютным рынкам друг друга».

Как отметил эксперт, на практике это означает, что, например, казахстанский банк сможет свободно торговать в валютной секции Московской биржи. И наоборот — российские игроки получат более простой и удобный доступ к валютным рынкам Казахстана. «Ни одна страна мира не откажется от роста обращаемости своей валюты», — подчеркивает экономист. И указывает, что в законе не идет речь о каких-либо ограничениях оборота других валют.

Такой идеи не содержится в законопроекте, однако с ней давно выступают некоторые маргинальные политики и эксперты. Например, в докладе советника президента России Сергея Глазьева, который тот собирается огласить 15 сентября, есть предложения такого рода. Тезисы его выступления о мерах по преодолению воздействия западных санкций уже известны.

Глазьев советует вывести все активы и счета в евро и в долларах из стран НАТО в нейтральные. Кроме того, политик рекомендует опережающую продажу облигаций стран НАТО. Банк России, по мнению Глазьева, должен быстро сократить долларовые инструменты и избавиться от гособлигаций стран, заявивших о поддержке санкций против России.

Предлагаемые меры уже раскритиковали многие финансисты. Если реализовать программу Глазьева, дальнейший рост цен, банкротство множества банков и компаний, а также существенный отток капитала из России неизбежны.

В то же время распространенность долларовых расчетов действительно несет определенные риски для российской финансовой системы. Возможно, и даже скорее всего, на практике эти риски никогда не реализуются. Однако само их наличие нервирует отечественных политиков, а некоторых толкает на радикальные предложения по «закручиванию гаек», подобные глазьевским.

Зависимость от эмиссионного центра, расположенного в недружественном государстве, конечно, вызывает опасения. В санкционном режиме, примененном к России, есть риск отключения от внешних электронных платежей в случае обострения отношений.

Обезопасить себя от этих рисков можно только одним способом — создать единое экономическое пространство со своими ближайшими торговыми партнерами, в котором расчеты велись бы в рублях или какой-то общей валюте.

Опыт евро

Тем более что прецеденты имеются. Европейские страны постепенно интегрировались с 1950 года, а единая валютная система начала создаваться с 1978 года. Однако по-настоящему единая Европа возникла в 1999 году, при переходе на евро. Пока не ввели единую валюту, интеграции не получалось.

Но навязывать какую-либо валюту нельзя. Надо договариваться.

В СНГ единую валюту можно ввести двумя способами: посредством некоего платежного эквивалента, вроде некогда ходившего в Европе экю, или всем перейти на российский рубль. Но российская экономика по сравнению с другими странами бывшего СССР настолько велика, что коэффициенты, определяющие вес государства в общей валюте, будут сильно перевешивать в сторону России. Причем по всем показателям — ВВП, товарооборот, размер банковской системы, денежной массы, оборот внешней торговли… Это примерно так же, как взвесить на одной чаше весов объединенную экономику Германии, Франции, Италии, а на другой — экономику остальных стран ЕС. Поэтому, по сути, оба варианта означают переход на рубль.

В принципе, доллар как средство расчета устраивает все государства Евразийского союза. Ведь производят они в основном сырьевые товары, за которые рассчитываются в долларах.

На переговорах стран ЕАЭС по созданию единого экономического пространства всегда докладывают о продвижении и желании углублять интеграцию. Однако, когда речь заходит о конкретных мерах, основные партнеры России — Белоруссия и Казахстан — выдвигают свои оговорки.

Белоруссия считает, что к реальной экономической интеграции будет готова только, когда ее экономика вырастет и обретет больший вес среди других стран содружества. Но для этого нужно, чтобы страна развивалась опережающими темпами, а этого пока не наблюдается, и непонятно, почему что-то должно измениться.

Казахстан считает, что необходимо сначала урегулировать все юридические и таможенные вопросы. Когда это удастся — неизвестно. Партнеры России по евразийским международным объединениям боятся поглощения. Так же как Россия не хочет зависеть от валюты, которую печатают в США, Казахстан и Белоруссия не хотят зависеть от Банка России. А в связи с санкциями боязнь интеграции с «опальной» Россией только усилилась.

В общем, доллару на пространстве бывшего СССР ничто не угрожает. Он и впредь будет использоваться как средство платежа. А все рассуждения политиков на эту тему — не более чем популистское сотрясение воздуха.

Источник: Lenta