Владельцы Промсвязьбанка Алексей и Дмитрий Ананьевы продали 10% его акций через биржу. Цена сделок соответствовала оценке банка в 1,3 капитала, притом что Сбербанк торговался с коэффициентом 0,93. Такой маленький пакет акций за столь высокую цену, по мнению участников рынка, купил некий пенсионный фонд, для сделки с которым акции Промсвязьбанка и были переведены в первый уровень листинга Московской биржи.

Акционеры Промсвязьбанка 29 апреля совершили на Московской бирже сделки с обыкновенными акциями банка на 6,9 млрд руб., следует из материалов биржи. По данным биржи, было совершено десять сделок, каждая с одинаковым объемом акций — по 11,338 млрд бумаг — и по одной цене (6,2 коп. за акцию). Таким образом, рыночная капитализация Промсвязьбанка составила 69 млрд руб., что в 1,27 раза выше его текущего базового капитала по РСБУ — 54,15 млрд руб. Обыкновенные акции Сбербанка в тот день торговались с коэффициентом 0,93.

Основными акционерами Промсвязьбанка до этой сделки были братья Алексей и Дмитрий Ананьевы (88,25%) и ЕБРР (11,75%). По данным «Ъ», свои акции 29 апреля продавали братья Ананьевы. 30 апреля агентству «Интерфакс» в ЕБРР сообщили, что не продавали своих акций.

До сих пор акции Промсвязьбанка, хотя и имели листинг на Московской бирже, практически не торговались: free float этих бумаг стремился к нулю. Однако 24 апреля биржа сообщила, что с 28 апреля обыкновенные акции Промсвязьбанка переводятся из третьего в первый уровень листинга. Листинг первого уровня, согласно правилам биржи, требует от эмитента 10-процентного free float, и на следующий же день банк выполнил это требование, продав через биржу именно 10% акций действующих акционеров. Акции, получившие биржевой листинг первого уровня, на средства пенсионных накоплений могут покупать негосударственные пенсионные фонды (НПФ). В Промсвязьбанке от комментариев отказались.

По данным источников «Ъ», целью продажи пакета акций было получение средств для капитализации банка. По данным отчета об обязательных нормативах (форма 135), на 1 апреля норматив общей достаточности капитала Н1.0 у Промсвязьбанка был на уровне 11,88% (при минимуме 10%), однако достаточность базового капитала (Н1.1) — на уровне 5,58% (при минимуме 5%). Поэтому вырученные от продажи 6,9 млрд руб. логично было бы направить на увеличение основного капитала банка, рассуждают собеседники «Ъ».

При этом найти на рынке покупателя на 10% акций Промсвязьбанка сейчас было бы сложно, указывают эксперты. «Пакет 10% не дает покупателю никаких особых привилегий, не обладая ликвидностью в случае дальнейшей продажи и не гарантируя дивидендов, которые Промсвязьбанк традиционно и не выплачивает. При этом у банка нет доходности на капитал из-за убытков (по первому кварталу по РСБУ — 909 млн руб.)»,— отмечает руководитель практики инвестиционного консультирования ФБК Роман Кенигсберг. «Получается довольно крупная инвестиция с неочевидным результатом. В текущих условиях инвесторам, располагающим свободными деньгами, был бы интересен минимум блокпакет, а лучше — контроль»,— соглашается управляющий директор «Эксперт РА» Павел Самиев.

Продажа пакета была осуществлена действующими акционерами на особых условиях, по сути, это привлечение заемного финансирования под залог акций, предполагают участники рынка, знакомые с ситуацией в Промсвязьбанке. «Скорее всего, это замещение рыночного привлечения капитала, который сейчас никому не доступен. Возможно, предполагается такая схема: действующие акционеры банка продают некоему НПФ 10% акций с гарантией обратного выкупа через год-два с доходностью 10-15%. Гарантией исполнения этой сделки репо является залог в виде более весомого пакета акций, который в случае неисполнения обязательств переходит во владение НПФ»,— полагает топ-менеджер крупного НПФ.

Ключевой вопрос может быть в том, как оценит эту сделку регулятор. «ЦБ может проверить эту сделку как со стороны банка, так и со стороны покупателя или покупателей,— указывает Роман Кенигсберг.— И у Банка России есть возможности оценить, не было ли манипулирования биржевым рынком, а также насколько адекватной была оценка актива».

Источник: Коммерсантъ