Первый зампред ЦБ:

Почти год назад, после очередной заморозки пенсионных накоплений, первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов заявил о том, что Банк России и Минфин приступили к разработке новой модели накопительной системы — менее зависимой от состояния бюджета, предусматривающей больше возможностей для граждан влиять на средства. В интервью агентству Швецов рассказал о новой системе и о стимулах, которые будут побуждать граждан России самостоятельно копить на пенсию.

— Банк России совместно с Минфином обнародовал концепцию пенсионного обеспечения . Как будет устроена система?

— Система будет добровольной, при этом со стороны государства будут предусмотрены элементы стимулирования предприятий и граждан принимать участие в пополнении пенсионных счетов. Возможность воспользоваться преимуществами системы получит каждый гражданин — для участия в системе не придется никуда ходить, заполнять формы и подписывать договора, получать одобрение ПФР. При этом любой желающий вправе принять решение о неучастии с помощью простой и прозрачной процедуры. Также предполагается использовать созданную под накопительный элемент инфраструктуру гарантирования пенсионных накоплений.

— То есть, чтобы выйти из системы, надо будет написать заявление?

— Необходимо подчеркнуть, что подобная заявка будет носить исключительно уведомительный характер и рассматриваться мгновенно. К примеру, заявление стандартной формы может подаваться через многофункциональные центры госуслуг, при этом из документов потребуется лишь паспорт для сверки личности. Мы изучали международный опыт, правило участия в системе накопления по умолчанию широко используется. И в зависимости от страны есть успешный и средне успешный опыт инсталляции такой системы.

— Ранее высказывались различные оценки, сколько граждан будут участвовать в новой системе. Например, Алексей Кудрин летом озвучивал свою оценку — не больше 25% от тех, кто сейчас в системе накоплений. Во сколько Вы оцениваете долю?

— Важно понимать, ситуация достаточно сложная и простых решений с быстрым результатом не существует. Наши предложения — это отправная точка с правильными стимулами, от которой мы сможем двигаться дальше.

Если попытаться дать оценку на основе опыта других стран, потому что в России нет такой статистики, я достаточно оптимистичен. В Новой Зеландии, в Чили подавляющее количество работников участвует в такой системе. Вполне естественно, что часть наших граждан по разным причинам, к примеру, если у них нет лишних денег, которые можно было бы отложить, либо если их устраивает уровень государственной пенсии, может поначалу отказаться от участия в системе. Тем не менее это не закроет для них возможность участия в формировании своих пенсионных накоплений в будущем. Другие, наоборот, решат сначала попробовать, осмотреться, насколько привлекательным и удобным является для них этот продукт, и лишь потом будут решать о перспективах дальнейшего участия. Доверие будет нарабатываться годами, с ним и участие. Построить такую систему, которой граждане смогут доверять на долгосрочной основе, — в этом наша — совместно с отраслью — основная задача.

— Кому имеет смысл участвовать в новой системе?

— Я считаю — всем, независимо от возраста и социального положения. Потому что существует простой принцип: для того, чтобы хорошо жить на пенсии, нужно сберегать сегодня. Никакого другого волшебного решения не существует. Так, в Нидерландах при общественном обсуждении задач пенсионного обеспечения вопрос был сформулирован следующим образом: сколько времени из нынешних 40 часов рабочей недели вы готовы посвятить обеспечению текущих нужд, а сколько — финансированию своей будущей жизни в пенсионный период. Голландцы решили, что на пенсию они готовы работать 8 часов в неделю. А если начинать откладывать после 40-45 лет, то тогда на пенсию придется работать уже 16 часов в неделю. А на что тогда жить? При этом, возвращаясь к России, граждане с доходами выше среднего будут фактически вынуждены участвовать в формировании пенсионных накоплений, так как коэффициент замещения по государственной пенсии будет для них ничтожно мал. Наша задача построить такую систему, которая будет привлекательной для всех слоев населения.

— Что должно побуждать людей самостоятельно копить на пенсию? Как вы считаете, как после трех заморозок люди решатся участвовать в новой пенсионной системе?

— Все-таки по-настоящему добровольной и рыночной системы у нас не было, так как подавляющая часть средств поступала на накопительные счета граждан не из их кошелька, а через систему социальных взносов, которые отчисляются в любом случае без возможности гражданина повлиять на их размеры. Хотя частично граждане дополнительно накапливали себе на пенсию сами: по программе софинансирования и направляя в пенсионные накопления материнский капитал. Плюс есть факт участия граждан в корпоративных программах — в рамках пенсионных резервов есть индивидуальные планы, и часть людей сознательно откладывает на пенсию. Но в значительной части все-таки это были перечисления, которые шли не из кармана человека, и он психологически никогда не чувствовал их своими.

Наша конечная цель — создать стимулы для формирования культуры пенсионных накоплений, подкрепленные прозрачным и эффективным функционированием негосударственных пенсионных фондов. Продолжительность жизни увеличивается, и человек, выйдя на пенсию, хочет сохранить свой уровень потребления, ну или, по крайней мере, не сильно его уронить. В настоящее время относительно несильно падает уровень потребления при выходе на пенсию лишь у низко обеспеченных слоев населения, да и то в силу естественных причин, прежде всего как раз предыдущего невысокого достатка. У большинства же граждан другого способа достичь этой цели, кроме как копить с раннего возраста, нет. Только так человек сможет достаточно длительное время жить в приемлемых для него финансовых условиях, к которым привык, когда работал.

Хотя эта потребность очевидна, она, к сожалению, сложнее реализуется человеком, потому что носит перспективный, а не сиюминутный характер. Мы все достаточно четко понимаем, что нам хочется сегодня и в ближайшем будущем, это стимулирует нас на действия. В случае пенсии все не совсем так. Мы теоретически понимаем, что мы будем хотеть жить на достойную пенсию в 60 лет, когда мы закончим нашу трудовую деятельность. Но ведь я могу начать копить сегодня, а могу завтра, а могу подождать еще пару лет, так как мне надо возвращать ипотеку, достроить дачу или сделать ремонт в квартире. Это очень похоже на желание бросить курить: теоретически я понимаю, что это надо сделать, но в практическом плане находится 100 причин, чтобы перенести это на завтра. В результате завтра может наступить слишком поздно или не наступить никогда. Все теоретические знания превращаются в действия, когда сформирована культура пенсионных накоплений, т.е. копить на пенсию становится текущей, а не перспективной потребностью, когда два человека слева и два человека справа делают то же самое, и ты понимаешь, что работать, в том числе и на свое будущее, — это норма. Если сосед копит, а он не накопил, он будет себя чувствовать уязвимым, будет переживать по поводу того, что на пенсии он не сможет обеспечить себе такой уровень жизни, как его сосед, хотя сегодня у них одинаковые зарплаты и они имеют одинаковый уровень потребления. То есть самое главное — привить подсознательное понимание необходимости формирования пенсионных сбережений через массовое участие в системе накоплений.

Очень важно, чтобы деньги на накопления шли хотя бы частично из кошелька гражданина, потому что только тогда он действительно будет ответственно относиться к выбору негосударственного пенсионного фонда. Ответственный выбор — необходимое условие для добросовестной конкуренции, без этого у НПФ будет скорее больше стимулов тратиться на рекламу, а не улучшать качество своей работы с потребителем и активами.

Я не могу утверждать, что наши граждане, в своем большинстве проголосовавшие за накопительный компонент, выбрали ГУК, ЧУК или НПФ, не сильно раздумывая, но и обратное утверждать не возьмусь. На сегодняшний день пенсия воспринимается как что-то от государства, подарок из ниоткуда. Государство по-разному себя ведет — сегодня дало, завтра заморозило, пересчитало в баллы, а что такое баллы — не очень понятно. И у населения накопился обоснованный скепсис относительно того, насколько перспективно копить деньги на пенсию через предложенные механизмы. Непонимание как работает система, ее постоянная модификация и изменение правил, плюс к этому разнонаправленная риторика отдельных чиновников и специалистов относительно качества и работоспособности системы в сочетании с низкой финансовой дисциплиной — вот та стартовая позиция, с которой нам придется бороться за формирование культуры пенсионных накоплений в нашей стране. Задача сложная, но решаемая.

Мы должны сделать систему более четкой, понятной для наших граждан, в какой-то степени более простой, стимулирующей участие самих граждан, в том числе через софинансирование со стороны государства тем или иным образом, защищенной системой гарантирования. При этом элементы инфраструктуры, которые заработали в отношении пенсионных накоплений, могут быть в значительной своей части востребованы и использованы при корректировке системы.

— В концепции прописано, что пенсионные накопления — это собственность граждан?

— Да, мы предлагаем не просто зафиксировать собственность граждан на требования к НПФ, но и конвертировать уже существующие пенсионные накопления по желанию гражданина в новый формат. Другим важным моментом является то, что в новой системе гражданин получает возможность определять и полностью контролировать свою стратегию накоплений.

Источник: Интерфакс