Перевод

В 2016 году российские банки и другие финансовые организации ждет рост нагрузки по выявлению и пресечению сомнительных операций. К борьбе с отмыванием, незаконным обналичиванием средств и выводом активов добавляются меры против финансирования терроризма. Российские и международные профильные регуляторы уже составляют перечень подозрительных в этом отношении операций. Лидируют в нем анонимные переводы и пожертвования через интернет и терминалы, в том числе краудфандинг. Им будут уделять «повышенное внимание» и в ряде случаев останавливать.

В общих чертах круг операций, которые могут быть признаны потенциально сомнительными и, как следствие, потребовать повышенного внимания банков и других финансовых организаций, в конце прошлой недели на встрече с банкирами в «Бору» описала замглавы Росфинмониторинга Галина Бобрышева. Из ее выступления следовало, что денежные переводы и сбор пожертвований — «основные уязвимости» с точки зрения борьбы с терроризмом. «Ъ» выяснил, о каких именно операциях идет речь и что власти намерены предпринять для их пресечения.

Как пояснил «Ъ» замглавы Росфинмониторинга Павел Ливадный, наибольший риск представляют анонимные переводы, в первую очередь через краудфандинг (сбор пожертвований), небольших сумм на обезличенные электронные кошельки через интернет. «Как правило, такие пожертвования маркированы обозначенной конкретной целью — то есть сбор средств формально идет, например, в пользу населения Сирии, Сомали и т. д.,— пояснил господин Ливадный.— Однако реальной целью сбора средств в таких случаях зачастую является финансирование исламских террористических группировок». В такой ситуации вовлеченными в финансирование терроризма могут стать даже лица, направлявшие средства на благие цели, но оказавшиеся введенными в заблуждение, отмечает он.

Интернет не единственный канал проведения сомнительных операций, которые могут прикрывать финансирование терроризма. Еще один способ — переводы через терминалы, рассказывают участники платежного рынка. «Казалось бы, переводы даже на мелкие суммы подлежат идентификации по двум документам, данные о которых оператор по переводу денежных средств в режиме онлайн сверяет с базами данных ФМС, ФНС и т. д., таким образом, всегда можно найти отправителя сомнительного перевода. Однако в случае с переводами иностранцев, например жителей других стран СНГ и ближнего зарубежья, данных о документах которых в этих базах нет, идентификация не происходит, и, имея в виду, что отправитель может быть и добросовестным, система переводит средства без идентификации. Такая анонимность дает возможность безболезненно финансировать кого угодно и что угодно»,— отмечает источник «Ъ», знакомый с ситуацией.

В Qiwi, обладающей большой сетью платежных терминалов, подтвердили, что по базам госорганов можно идентифицировать только резидентов, а по многочисленным иностранцам, в том числе трудовым мигрантам из соседних стран, баз для проверки нет. «Если бы для нерезидентов были базы, например, с разрешениями на работу, это был бы выход из положения»,— отмечают в Qiwi. По словам собеседников «Ъ» на платежном рынке, эта уязвимость может использоваться не только для прямого финансирования терроризма, хотя в отдельных случаях это именно так, чаще переводы идут «на оплату услуг наркодилеров, а уже от наркобизнеса — к террористам», поясняет другой источник «Ъ».

Активизация Росфинмониторинга в борьбе с терроризмом не случайна. В декабре в связи с обострением террористических угроз, в том числе после крушения российского самолета на Синайском полуострове и серии терактов в Париже, FATF (Международная группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) провела экстренное совещание с финразведками стран-участниц, включая Россию, где было принято решение подготовить план практических мер по предотвращению финансирования терроризма.

В середине января Росфинмониторинг провел заседание консультативного совета при межведомственной комиссии по противодействию легализации, на котором запросил от участников финрынка информацию о возможных каналах финансирования терроризма. Уже на этой неделе FATF проведет очередное совещание, где страны, в том числе Россия, должны будут представить свои предложения. По результатам их консолидации и согласования с FATF итоговых мер Росфинмониторинг совместно с профильными ведомствами сформирует подлежащие непосредственному контролю признаки подозрительных операций, сообщил Павел Ливадный: «Банки и другие организации будут обязаны уделять им повышенное внимание и в случае реальной угрозы тормозить такие операции». Реализовать изменения планируется в течение этого года, уточнил он.

Перспектива дополнительной нагрузки банкиров не радует, но официально высказывать недовольство, учитывая серьезность вопроса, они не готовы. До сих пор масштабной прицельной борьбы с терроризмом банки не вели, «задач (по выявлению и пресечению прочих сомнительных операций: назаконному обналичиванию, легализации преступных доходов, выводу активов за рубеж и прочее.— «Ъ») хватало и без того», говорит источник «Ъ» на финансовом рынке. «Антитеррористическая борьба ограничивалась отслеживанием операций с участием физлиц, включенных в черный список экстремистов, составляемый Росфинмониторингом (по итогам 2014 года включал 4139 физических и юридических лиц, согласно годовому отчету службы.— «Ъ»),— отмечает еще один из банкиров.— Основной упор делался на борьбу с отмыванием, обналичиванием и незаконным выводом капитала, проявлять инициативу, выходя за рамки требований, в такой теме никто не рискует». Впрочем, добавляет он, если критерии будут достаточно четкими, встроить их в систему комплайенса вполне возможно.

Источник: Коммерсантъ