Ограбление банКрепостные банкиры. Как российские финансисты превращаются в касту неприкасаемых ком. Как ведущая кредитная организация США обманула два миллиона американцев

Престижная профессия банкира и финансиста в России превращается в проблемную. Отрасль находится под жестким регулированием ЦБ, который время от времени «закручивает гайки». В итоге банкиры становятся кем-то вроде неприкасаемых — теми, с кем лучше не иметь дела, чтобы не испачкаться. Все больше кредитных организаций закрывается, все больше топ-менеджеров пытаются вывезти деньги — на этом фоне ЦБ предлагает ограничить банкирам выезд за рубеж. Станут ли руководители финансовых учреждений новыми крепостными и почему их выгоняют из профессии.

Граница на ключ

Быть банкиром в России становится все сложнее. Множество наказаний ждет тех, кто работает на финансовом рынке, и за всеми здесь пристально смотрит ЦБ, всегда готовый к введению дополнительных ограничений.

На встрече президента России Владимира Путина и главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной 13 сентября тоже поднимался вопрос об очередном запрете.

Речь шла о том, чтобы банкиры не могли выезжать за рубеж. Разумеется, коснется такая мера не всех: пересечь кордон не получится, если имеются долги перед вкладчиками. То есть запрет актуален для руководителей и владельцев проблемных кредитных организаций.

«Может быть, законодательно продумать эту тему. Потому что у нас граждан, которые не платят за ЖКХ или штрафы ГИБДД, могут не выпустить за границу (с задолженностью свыше 10 тысяч рублей из России выехать не получится — прим.), а банкиры с такими огромными суммами долгов спокойно выезжают», — обосновала позицию регулятора Набиуллина.

Путин призвал к аккуратности: ограничивать свободу людей нельзя, подчеркнул он. «Но нужно гарантировать и государство, и общество, и вкладчиков банков от всяких криминальных проявлений. Давайте я соответствующее поручение дам правительству и правоохранительным органам, и вместе с вами подумаем», — предложил президент.

Черная метка ЦБ

Реакция на предложение Набиуллиной последовала незамедлительно. Банкиры посчитали, что ЦБ в очередной раз пытается сделать их жизнь сложнее. Звучали слова «крепостные», «железный занавес» — в общем, финансовый рынок воспринял потенциальный запрет в штыки.

«Бизнес-модель любого банка предполагает долги перед вкладчиками. После отзыва лицензий подавляющее число кредитных организаций остаются добросовестными», — утверждает финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин. Он считает, что возможное введение ограничения на выезд для банкиров испортит бизнес-климат в стране.

Советник по макроэкономике гендиректора брокерского дома «Открытие» Сергей Хестанов также считает, что инициатива ЦБ ухудшит «и без того плохой» бизнес-климат в России: ограничение на выезд он называет «излишне жесткой обеспечительной мерой».

Бизнес-омбудсмен Борис Титов уверен, что ограничение на выезд за границу для банкиров недопустимо. «Меры, связанные с пересечением границы, я считаю неправильными. Даже для тех, кто может быть потенциально [недобросовестным банкиром]. Там же нет признания этого судом», — говорил он 16 сентября.

Зампред правления Локо-банка Андрей Люшин отмечает, что ЦБ в последние годы старается повысить стабильность и прозрачность банковской системы. «Если у руководителей проблемных банков будет возможность уехать, то велика вероятность вообще больше не увидеть их в стране. С другой стороны, нельзя всех топ-менеджеров банков с отозванной лицензией приравнивать к мошенникам. Не всегда долги перед вкладчиками и отзыв лицензии — заслуга нынешнего руководителя. К вопросу ограничения выезда лучше подходить индивидуально», — полагает он.

Возможное введение запрета на выезд для банкиров — не единственная жесткая мера регулятора. Есть и так называемый черный список ЦБ, куда попадают провинившиеся финансисты. В течение нескольких лет они не могут занимать руководящие должности в кредитных организациях, им также запрещено покупать долю в банке свыше 10 процентов. По сути черный список ЦБ — запрет на профессию. По словам зампреда Банка России Михаила Сухова, сейчас в черном списке — 5,5 тысячи человек.

Партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко скептически относится и к идее ограничения выезда за рубеж для банкиров, и к черному списку: «Любое ограничение прав должно быть основано на положениях закона, а не на отраслевых нормативных актах. Нормативные акты регулятора в части применения мер воздействия к кредитным организациям зачастую мотивируются профессиональным суждением должностных лиц ЦБ. В их основе лежит субъективность мнения, подозрения, а зачастую и отсутствие прямых доказательств».

По мнению юриста, действующих правовых механизмов (в том числе в сфере уголовного права) вполне хватает для регулирования банковского сектора. При этом он подчеркивает, что основанием для ограничения прав человека не может быть подзаконный нормативный акт — это противоречит Конституции. Нельзя и ограничить права отдельной социальной группы, в данном случае — банкиров.
Руководители закрытых банков нередко успевают сбежать с деньгами клиентов.

С другой стороны, в банковской системе России за последние годы накопилась масса проблем, которые генерируют как раз недобросовестные финансисты. Недаром за последние десять лет было закрыто почти 500 банков — в любом случае они нарушали правила.

Дело полковника Захарченко наглядно демонстрирует работу теневого банковского сектора страны: руководители погибающих кредитных организаций нередко похищают огромные суммы и пытаются вывезти их за границу с помощью посредников.

Неудивительно, что банкиры выступают против ужесточения правил игры. Но если смотреть на проблему с точки зрения стабильности банковской системы в целом, получается, что ограничение на выезд или черный список — просто очередные элементы в процессе оздоровления (или зачистки) финансового рынка. Внешние наблюдатели говорят о необходимости дальнейшего «закручивания гаек».

«Разумная и эффективная мера. Она повышает вероятность возврата денег кредиторам банка», — так оценивает предложение ЦБ об ограничении выезда советник адвокатского бюро А2 Фарид Бабаев.

Аналитик рейтингового агентства RAEX Павел Жолобов считает, что ограничение на выезд должно накладываться на банкира заблаговременно — до отзыва лицензии, до выявления схемы по выведению денег и причастных к этому лиц.

«Нечистые на руку банкиры, понимая дальнейшие перспективы, могут скрыться еще до отзыва лицензии. Поэтому запрет на их выезд должен вводиться не только при уверенности в том, что банк занимался сомнительными операциями, но и при наличии подозрений», — комментирует он и добавляет, что запрет на выезд должен стать рядовым инструментом ЦБ — таким же, как, например, введение ограничений на отдельные операции в кредитных организациях. Что же касается черного списка, то недобросовестные банкиры должны быть там пожизненно, уверен эксперт.

«В последнее время все, что связано с денежно-кредитными отношениями, подвергается все большему регулированию и надзору, поэтому в банковском бизнесе растут нефинансовые издержки. Безусловно, это усложняет деятельность кредитных организаций, но является вынужденной мерой контроля», — признает Жолобов.

«ЦБ за последние два года на порядок ужесточил регулирование банковской сферы. Банковский бизнес в России стало вести гораздо сложнее», — говорит Тимур Нигматуллин из «Финама». В итоге кредитные организации перекладывают собственные издержки, связанные с регуляторной нагрузкой, на клиентов, заключает аналитик.

В любом случае банки продолжают зарабатывать. Прибыль сектора по итогам января-августа достигла 532 миллиардов рублей. Это в семь раз больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Источник: lenta