8 июля китайский фондовый рынок пережил новое крупное падение. Ключевые индексы обвалились на 6–7%, многие компании приостановили торговлю своими акциями. Эксперты отмечают, что обвал китайского рынка связан с тем, что инвесторы не верят в эффективность мер, которые власти КНР принимают для стимулирования китайской экономики.

Уже на самом открытии торгов на бирже Шанхая индекс SSE Composite упал на 7%, в течение торговой сессии он несколько скорректировался, но к закрытию торгов снижение осталось значительным — 5,9%. Похожие события происходили и на Гонконгской фондовой бирже, где по итогам торгов снижение составило 6,3%. С учетом падения в среду индекс Шанхайской биржи потерял с начала июня уже 31%, Шэньчжэньской биржи — 40%, а Гонконгской — 14%.

Многие компании приостановили торги своими акциями на китайских биржах: еще до начала торгов такое решение приняло около 500 компаний, в ходе торговой сессии их число выросло до 1,3 тыс. В результате рынок лишился возможности торговать по акциям совокупной стоимостью $1,4 трлн. В середине июня китайский рынок уже пережил крупное падение: индекс SSE Composite тогда обвалился на 13%.

Экономист сингапурского подразделения Barclays Билл Дивайни отмечает, что сейчас падение распространилось за пределы собственно рынка акций — на рынок валюты. По данным господина Дивайни, 12-месячные фьючерсы на пару доллар-юань за последние сутки подскочили на 250 пунктов. По его мнению, падение фондовых рынков КНР произошло вопреки целому ряду мер, принятых недавно китайскими властями, например таких, как покупка акций китайскими государственными фондами или смягчение ограничений на маржинальное кредитование. В последние несколько месяцев власти КНР в срочном порядке пытались убедить инвесторов, обеспокоенных замедлением китайской экономики, не выводить свои средства из страны, проводя политику монетарного ослабления. В конце июня ЦБ КНР неожиданно для многих снизил базовую учетную ставку и норму обязательных резервов — последний раз подобные меры ЦБ принимал во время кризиса 2008 года.

Источник: Коммерсантъ