Капитал лишили материнских прав. Сбербанк по-своему распорядился подозрительными деньгами клиентов

Прокуратура и Сбербанк разошлись в трактовках законности использования средств материнского капитала. Алтайский Сбербанк, посчитав, что выявил схему незаконного обналичивания целевых денег, лишил их статуса маткапитала и списал в погашение кредитов. Местная прокуратура пока на стороне клиентов банка, настаивающих на том, что целевые средства Сбербанк списал у них незаконно.

Сообщение о незаконном списании средств маткапитала с банковских счетов на днях появилось на сайте прокуратуры Республики Алтай. Сбербанк списал с лицевых счетов двух жительниц Горно-Алтайска 20,4 тыс. руб. и 156 тыс. руб. соответственно в счет погашения их долгов по кредитам. Неплательщицы обратились в местную прокуратуру, указав, что списанные средства были маткапиталом. «В соответствии с законодательством средства материнского капитала являются целевыми и могут использоваться на цели, предусмотренные в законе, среди которых не значится исполнение кредитных обязательств»,— заключила алтайская прокуратура и вынесла в адрес банка представление об устранении нарушений.

Впрочем, как сообщили  в пресс-центре Сибирского банка ПАО Сбербанк, банк «не считает свои действия ошибочными» и «считает претензии клиентов необоснованными». Более того, в том, как именно пришли эти средства в банк, в Сбербанке видят схему незаконного обналичивания маткапитала. Дело в том, что деньги на счета клиентов пришли не со счета в ПФР — сумма поступила от коммерческой организации на счет клиента банка с назначением платежа «по договору займа». Поэтому «списанные денежные средства не являются материнским капиталом», заключили в пресс-службе банка. В ответ на требование прокуратуры по устранению нарушений банк уже направил письмо, а сейчас готовится представить документы, подтверждающие происхождение денег.

В пользу подхода Сбербанка говорит и комментарий ПФР. Как сообщили в пресс-службе ведомства, «материнский капитал может быть перечислен напрямую на счета физлиц всего в трех случаях — это единовременная выплата 20 тыс. руб., авансирование строительства индивидуального жилья и возмещение расходов на построенное без подряда жилье, чего в данном случае не было, раз деньги на счет пришли не из ПФР». Во всех иных случаях, продолжают там, средства материнского капитала идут на счет продавца жилья, или в кредитную организацию, которая дала ипотечный заем или кредит, или в учебное заведение. «После того как целевая услуга оплачена, средства теряют статус маткапитала и становятся «просто деньгами»», — резюмировали в ПФР. В случае когда сделка по продаже жилья не состоялась или же был расторгнут договор с учебным учреждением (чем, в частности, могли бы объяснить поступление средств маткапитала в банк со счета юрлица указанные клиенты), маткапитал возвращается на счет ПФР.

Как указывают участники банковского рынка, в стандартной схеме незаконного обналичивания средств маткапитала для получения возможности их нецелевого использования как раз и используется «некое юрлицо». Де-юре оно «оказывает» клиентам по фиктивным договорам услуги из области, на которую разрешено тратить средства маткапитала, де-факто услуг не оказывается, и полученный якобы на них маткапитал впоследствии перечисляется на счет клиента в банк, где легализуется и обналичивается, указывают юристы. Схему не так просто выявить, и в случае со Сбербанком ее обнаружение — в большой степени случайность. Если бы непогашенные кредиты отсутствовали, все прошло бы по обычной процедуре.

Если такие случаи выявляются, их организаторы и участники могут быть привлечены к уголовной ответственности. Впрочем, как будет развиваться этот конкретный кейс — неочевидно, учитывая, что алтайская прокуратура пока на стороне клиентов. И если ее позиция не изменится, данный кейс и вовсе может быть легализован, что станет крайне негативным прецедентом. Юристы расходятся во мнениях, как действовать дальше, чтобы этого не произошло. «Прокуратура должна инициировать проверку со стороны следственных органов, в том числе, для выяснения в ПФР источника происхождения средств»,— отмечает управляющий партнер адвокатского бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Александр Забейда. Далее именно ПФР, как получившая ущерб сторона, обращается в суд с исками о признании недействительными договоров, по которым были осуществлены выплаты; или о неосновательном обогащении или взыскании убытков, причиненных нецелевым использованием маткапитала, отмечает Дмитрий Константинов. Председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго, напротив, полагает, что именно банк должен обратиться в следственные органы по факту проверки и, возможно, возбуждения уголовного дела. И если его подозрения подтвердятся, то с документами из следственных органов, подтверждающими факт незаконного использования маткапитала, банк будет гораздо проще обжаловать решение прокуратуры в вышестоящем органе или в суде. Либо, если следствие не подтвердит факт обналичивания, средства клиентам придется вернуть, полагает господин Корчаго. В Генпрокуратуре и МВД не ответили на запросы.

Источнки: Коммерсантъ