Деньги будущего. Что такое биткоин и нужно ли его бояться

Минфин собирает экспертов, в Центробанке создана специальная Рабочая группа, при Госдуме действует координационный совет — и все они изучают «феномен биткоина»: почему интернет-валюта, которая еще вчера казалась игрушкой и выдумкой программистов, вдруг превратилась в финансовый инструмент, за которым миллионы пользователей увидели будущее? Как так вышло, что технология «распределенных баз данных» (блокчейн), на основе которой существует мир биткоинов, стала интересна грандам современной экономики и финансовым институтам, объединившимся в особый «блокчейн-консорциум»? И не рискует ли Россия, еще пару лет назад считавшая, что биткоин — просто финансовая пирамида, не стоящая внимания, пропустить новую технологическую революцию?

Про революцию — не то что бы громкие слова. Репутация прорывного инструмента, способного потрясти финансовую систему сильнее, чем отказ от золотого стандарта, так прочно закрепилась за биткоином и блокчейном, что на недавнем Давосском форуме о них говорили исключительно в революционном ключе, причем этот настрой передался и российским игрокам: у нас поняли, что киберденьги — не игрушка. Даже Следственный комитет встревожился: предложил тут же запретить любые биткоины…

Как все начиналось

Вся история с биткоином, между тем, в какой-то момент действительно начиналась как мистификация. Некий Сатоси Накамото, а может быть и не Сатоси Накамото, а группа лиц или австралийский предприниматель, или еще некто (даже знающие люди до сих пор спорят), опубликовал файл с описанием работы новой платежной системы и спустя год создал первый биткоин-клиент. Идея неизвестного изобретателя оказалась простой и изящной. Сегодня, когда один человек проводит расчеты с другим, в сделке обязательно должен участвовать некий посредник, гарантирующий, что никто никого не обманывает. Если речь идет об электронных платежах или расчетах по карточкам, роль посредника (а чаще посредников) особенно велика — только банк, система SWIFT, компании Visa, MasterCard и другие гарантируют вам, что все пройдет по-честному. Но блокчейн (дословно в переводе — цепочка блоков) работает иначе: все участники системы контролируют каждую проводимую в ней транзакцию, да так, что информацию о транзакции невозможно одновременно удалить или сделать невидимой для миллионов пользователей. Цепочка абсолютно прозрачна: там представлены все действия пользователей за все время существования системы. Это как если бы при подписании контракта его копии одномоментно рассылались десяткам тысяч людей на разных континентах. При таком раскладе фальсификации не утаишь, а значит посредники не нужны. В этом, собственно, и революция.

— Отдельные архитектурные элементы из технологии блокчейн, такие как «встроенные контракты», были изобретены уже лет двадцать назад,— поясняет Виктор Достов, глава ассоциаиции «Электронные деньги».— Но тогда они никого не заинтересовали: зачем? Банкиров и так все устраивало. Ситуация изменилась, когда стало ясно, что по блокчейну можно передавать не просто электронные эквиваленты реальных денег, а особые деньги — биткоины. Таким образом, система, изначально очень выигрышная, стала независима от официальных финансовых регуляторов. И вот здесь они не на шутку встревожились.

Действительно, вторым составляющим успеха «коллективного Сатоси» стало изобретение собственно биткоина. Биткоин — это некая последовательность простых чисел, генерируемых компьютерами с помощью специальной программы. Параметры программы заданы таким образом, что каждый следующий биткоин добыть труднее предыдущего (сложность необходимых вычислений увеличивается по экспоненте, компьютерам требуется больше электроэнергии), каждый биткоин уникален, а количество биткоинов (подходящих последовательностей чисел) — конечно. Эта конечность, впрочем, условна: сначала биткоины можно было «добывать» на простых домашних компьютерах, сейчас для этого требуются мощнейшие центры обработки данных (ЦОДы) с сотнями специализированных вычислительных машин. Что будет потом и когда эта конечность придет, сегодня рассчитать мы не можем. Понятно только, что чем дальше, тем «добыча» сложнее и дороже.

— Когда биткоин стал набирать популярность и поднялся в цене, у людей возник вопрос: как какое-то число, пусть и уникальное, может стоить 400 долларов? — замечает Виктор Достов.— И парадоксальным образом биткоин поднял дискуссию о природе денег вообще. Должно было пройти время, чтобы экономисты смогли задать себе следующий вопрос: а как благородный металл, называемый золотом, может стоить какое-то количество долларов? Или: если мы говорим о «необеспеченности» простых чисел, то чем реально обеспечен американский доллар? Или рубль? Выяснилось, что оппоненты биткоина не могут удовлетворительно ответить ни на один из этих вопросов.

Международная организация комиссий по ценным бумагам (IOSCO) в конце февраля постановила: ей нужно внимательнее изучить «образование стоимости на рынке» в связи с технологией блокчейн. Отдельные апологеты киберденег тут же перешли в наступление и теперь настаивают, что биткоины как раз ближе к «золотому стандарту», чем современные бумажные денежные знаки. Поскольку биткоины — это своего рода ресурс, который, во-первых, сложно добывается, во-вторых, ограничен, в-третьих — уникален. Не случайно производителей биткоинов называют «шахтерами» (майнерами)… И, конечно, биткоин идеально подходит для блокчейна: вместе с ресурсом появился рынок, на котором этот ресурс можно обменивать и им торговать. Зарекомендовав себя в онлайне (такие компании, как Microsoft, Dell, стали принимать оплату за ПО в биткоинах), криптовалюта шагнула в офлайн — теперь за биткоины можно купить чашечку кофе, билет на матч американского баскетбольного клуба, одежду, аксессуары и многое другое. Конечно, «числа» в качестве оплаты принимают не везде, но ведь и пластиковые карты когда-то тоже вызывали недоумение.

Источник: Огонек