Агрегаторы и платежные системы: выживут ли изолированные услуги по приему платежей?

В мире набирают силу высокотехнологичные агрегаторы, которые работают во всевозможных секторах: от такси (Uber) до аренды жилья (AirBnB). Когда-то они просто помогали потребителям и провайдерам найти друг друга. Теперь они могут диктовать свои правила целым сегментам экономики и даже принудительно переводить их на безнал, как это произошло в сфере пассажирских перевозок. Это получается у них лучше, чем у банков. Вопрос в том, означает ли это введение дополнительного регулирования?

Экспертам хорошо известно, что распространение безналичных платежей — проблема курицы и яйца. Чтобы потребители использовали карты или иные инструменты, продавцы должны их принимать. Тем временем магазины не спешат ставить терминалы, пока не будут уверены, что они востребованы покупателями.

Исторически, в России экономика долго извлекала выгоду из взрывных темпов эмиссии карт, в первую очередь за счет зарплатных проектов. Благодаря им, на определенном этапе торговые точки поняли, что распространение карт начало конвертироваться в спрос на безналичную оплату, и стали постепенно давать своим покупателям такую возможность. Но если в сегменте крупного, сетевого бизнеса мы видим почти полную оснащенность терминалами, то среди малых компаний ситуация меняется очень медленно. Безналичный поезд, который раньше ехал очень быстро, начинает снижать скорость. Первый звонок к охлаждению рынка можно увидеть в статистике Банка России. Если в 2011 году среднегодовой прирост офлайн-POS-терминалов составил 5%, то в последующие годы прирост составлял от 7% (2012) до 8,3% (2013) в год. В 2015 году мы наблюдаем снижение темпов роста до 3,7%. По всей видимости, дело не только в замедлении российской экономики.

Банки не могут добраться до некоторых сегментов экономики, потому что выгода от эквайринга обратно пропорциональна размеру обслуживаемого бизнеса. Иными словами — и это не секрет,— банкам невыгодно работать с маленькими организациями, тем паче с индивидуальными предпринимателями, продавцами товаров на аукционах и так далее. Такие сервисы, как Square или 2can, проявляют бόльшую гибкость, но не решают проблему, так как, скорее, предоставляют новые типы POS-терминалов, нежели меняют технологию платежа. Ситуация усугубляется тем, что некоторые «мелкие» сектора исторические являются «серыми»: поездка на такси, продажа подержанных вещей, аренда квартир почти всегда оплачиваются наличными, создавая неудобства и потребителям, и продавцам, и государству.

Вместе с тем сейчас мы видим бурный рост множества мелких предпринимательских ниш. Почти каждый водитель может стать таксистом, в интернете стало проще сдавать свободную комнату или квартиру туристам, необычайной популярностью начинают пользоваться сервисы личных поручений. Во многом это заслуга агрегаторов и информационных площадок Uber, «Яндекс.Такси», AirBnb и множества других.

Эти агрегаторы выступают в качестве высокотехнологичных посредников между потребителями и продавцами. Первые могут сравнить сотни предложений и выбрать наиболее подходящее, руководствуясь системой рейтингов. Вторые получают возможность выставить на эту витрину свою услугу или товар и тем самым получить доступ к огромной аудитории.

Мировой опыт показывает, что агрегаторы обладают удивительной силой притяжения. Они внезапно стали контролировать большие сегменты рынка пассажирских перевозок, аренды, доставки еды и так далее, а те, кто к ним не присоединился, нередко оказываются на обочине. Агрегаторы начинают регулировать всю цепочку оказания услуги от момента расчета до рейтингования, а в некоторых случаях даже цену на саму услугу. Их влияние выросло настолько, что мы начали ассоциировать отдельные информационные площадки с целыми рынками: Uber в нашем сознании приравнялся к такси, AirBnb — к аренде апартаментов.

Агрегаторы изначально регулируют информационный поток между сторонами сделки. Однако со временем в орбиту их влияния попадает и платежная составляющая. Они стали принимать безналичные платежи на собственный банковский счет, а потом перераспределять деньги между отдельными исполнителями. Это довольно логичное решение: банки получают в лице агрегатора эквайрингового клиента с большими оборотами, потребители могут оплатить услугу без использования наличных, а исполнители не несут издержек, связанных с приобретением специального оборудования, заключением дополнительных договоров и так далее. Для агрегаторов прием платежей — это не только еще один источник доходов, но и возможность стать эффективным арбитром: например, замораживать деньги исполнителя до тех пор, пока услуга не будет оказана с надлежащим качеством.

Значимость агрегаторов играет на руку государству. Любое изменение их внутренних правил оказывает незамедлительное влияние на рынок в целом. Агрегатор запретил принимать наличные — и буквально за несколько лет большая доля рынка такси в крупных городах перешла на безнал. Подобного повышения прозрачности надзорные органы не смогли бы добиться никогда, если бы проверяли каждого таксиста в отдельности.

Это преимущество агрегаторов, конечно, со временем становится их же уязвимостью. Частные организации фактически становятся монополистами и тем самым обрекают себя на интерес регуляторов. Подобное внимание, конечно, оправдано: агрегаторы устанавливают правила игры, и государство вряд ли согласиться остаться в стороне. Поэтому, чем более заметными становятся агрегаторы на рынке, тем более актуальным оказывается вопрос их регулирования. В некоторых юрисдикциях (например, в Европейском союзе) он решен путем введения в законодательство специальных типов организаций (платежных институтов). В России поиск решений только начинается.

В нашей стране существует интересный и, казалось бы, удобный для этого институт платежных агентов. Эти юридические лица и индивидуальные предприниматели могут собирать платежи от потребителей, агрегировать их на своем банковском счете, а потом переводить поставщикам услуг. Но проблема в том, что речь идет только о наличных. Ведь когда принимался профильный закон, в стране работали платежные терминалы, но не было агрегаторов в интернете. Сейчас ситуация изменилась, и последние оказались вне правового поля. В последнее время государство задумалось над исправлением ситуации, но это пока лишь робкие шаги. Так, правительство предложило освободить от регулирования одну из категорий своеобразных агрегаторов — агентов по продаже билетов (ведь один агент может продавать билеты разных авиакомпаний). Однако это очень маленький сегмент, и внесение ситуативных поправок вряд ли устранит проблему. Простым решением было бы разрешить любым платежным агентам принимать не только наличные, но и безналичные платежи. Однако по многим причинам пока регулятор пойти на это не готов.

По всей вероятности, агрегаторам следует приготовиться к пересмотру регулирования. На наш взгляд, эффективным решением будет постепенное введение в России аналога европейских «платежных институтов» — учреждений с мягкими лицензионными требованиями, имеющих право совершать ограниченный круг операций. Поскольку круг организаций, которые в той или иной степени вовлечены в оказание платежных услуг, расширяется, сведение платежной деятельности к банкам только остановит инновации и не позволит вывести из тени обширные сектора экономики, которые по-прежнему остаются преимущественно наличными. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие аналитики. Тем временем неурегулированность этой бизнес-модели уже сейчас приводит к рискам и ограничивает появление новых агрегаторов там, где они могли бы эффективно выталкивать наличные из оборота,— задача, с которой не могут справиться банки.

Источник: bankir.ru